ВИЧ в больнице

Игла в одни ворота: медсестру будут судить за заражение 5 пациентов ВИЧ-инфекцией

ВИЧ в больнице

В больнице Ставропольского края пятерых пациентов заразили ВИЧ-инфекцией во время лечения. Следственный комитет завершил предварительное следствие по делу и передал материалы в краевую прокуратуру.

По данным следствия, пострадавшие заразились инфекцией через кровь по время оказания медпомощи. Виновницей массового заражения считают старшую медсестру инфекционного отделения.

Кто будет нести ответственность за передачу ВИЧ и насколько распространены подобные случаи — в материале «Известий».

Вскрылось после жалобы

Проверка обстоятельств случившегося началась после жалобы одного из пациентов краевого центра специализированных видов медицинской помощи № 1. После лечения в медучреждении он обнаружил, что стал носителем ВИЧ-инфекции.

Комиссия, созданная для расследования, обнаружила, что этот случай не единичный. Всего за два месяца в 2018 году заразились еще четыре человека, в том числе трое детей 2016 и 2017 годов рождения.

Самому младшему пациенту на момент заражения было 1,5 года.

Проверка Минздрава выявила грубые нарушения в ходе оказания медпомощи и несоблюдение санитарных правил. Медперсонал повторно использовал одноразовые венозные катетеры.

Иглу использовали для проведения манипуляций при лечении ВИЧ-инфицированного пациента. Старшая медсестра не заполняла журнал о проводимых с медсестрами беседах по профилактике инфекционных заболеваний.

Медсестру, которую подозревают в преступной халатности, уволили, а ее коллеги получили административные и дисциплинарные взыскания.

Всем пострадавшим назначена пожизненная бесплатная терапия. Как минимум один из них уже заявил о намерении обратиться в суд за компенсацией вреда здоровью.

Признали халатность

Судя по имеющейся информации, в данной ситуации может быть возбуждено уголовное дело по факту нарушения санитарно-эпидемиологических норм (ст. 236 УК РФ), считает президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский.

— Все потерпевшие вправе обратиться в суд с исками о возмещении морального вреда и материального, если он возникнет, например, в связи с лечением и госпитализацией. По идее теперь в течение всей жизни лечебная организация, где это произошло, должна будет обеспечивать этим людям нормальное существование, — подчеркнул он.

По словам эксперта, с большой долей вероятности суд встанет именно на сторону пострадавших в этой ситуации, поскольку краевой минздрав уже признал халатность персонала.

— Размер компенсации всегда остается на усмотрение суда. Максимальная выплата была в 2008 году на станции переливания крови в Воронеже — тогда удовлетворили иск на 3,5 млн рублей. Заражение подобным заболеванием может квалифицироваться как причинение тяжкого вреда здоровью, поэтому последствия для медицинской организации могут быть вполне разорительными, — подчеркнул Александр Саверский.

В России действует презумпция невиновности, однако в случае с гражданскими делами подобного рода всё строго наоборот: медицинская организация, заразившая пациента такой болезнью, считается виновной, пока не будет доказано обратное, отметил собеседник «Известий». И в целом, по его словам, правоприменительная практика складывается в пользу пациентов.

Временное отстранение

Уголовный кодекс содержит статью, предусматривающую наказание за умышленное заражение ВИЧ-инфекцией, а случаи внутрибольничного заражения выделены в отдельную квалификацию в пункте 4 «Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Это деяние наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, а также лишением свободы на срок до пяти с лишением права занимать определенные должности до трех лет.

Врачи или медсестры, признанные виновными в причинении вреда здоровью пациента, могут лишиться работы на несколько лет, но запретить им заниматься профессиональной деятельностью невозможно в связи с тем, что в России нет персональных лицензий у медперсонала, пояснил в беседе с «Известями» адвокат, кандидат юридических наук Андрей Некрасов.

— У нас, к сожалению, нет персональных лицензий у врачей, поэтому даже такое самоназвание, как врач частной практики, по своей сути некорректно. Тем более если речь идет о муниципальных медучреждениях. Врачи считаются работниками по Трудовому кодексу, а лицензия есть только у самой медицинской организации, — отметил Некрасов.

Виновником в таких случаях, как правило, признают конкретных лиц, совершивших манипуляцию, которая привела к ухудшению состояния пациента. При этом незнание в данном случае от ответственности не освобождает.

— Виновником в первую очередь будет признан тот, кто совершил конкретное деяние: вставил повторно иглу в вену пациента. Медсестра не может быть некомпетентным человеком: она проходит специальные курсы и получает профильное образование.

Поэтому ситуации, когда медсестры говорят о том, что не знали, что нельзя пользоваться одним и тем же шприцем, — это абсурд. Даже ребенок знает, что это глупость и ложь.

Поэтому она в любом случае будет отвечать за содеянное, — добавил адвокат.

Людей, которые ответственны за закупки, в подобных ситуациях, привлечь к ответственности достаточно трудно.

— Что касается вышестоящего начальства, то вполне возможно, что для него тоже будет предусмотрена персональная ответственность по более мягкой статье. Может, у них и были шприцы на складе, но просто есть сумасшедшие люди, которые считают нормальным колоть шесть раз подряд одну и ту же иглу, — подчеркнул Некрасов.

Требовать компенсацию за вред, причиненный здоровью, можно либо с лица, признанного судом виновным, либо же с медицинской организации, не дожидаясь уголовной ответственности для конкретного лица.

Поскольку антиретровирусная терапия для лечения ВИЧ включена в систему ОМС, компенсировать траты на лечение пациент может лишь в том случае, если врач прописывает ему лекарства, которые не выдаются бесплатно. Наиболее сложная часть гражданского иска — требование компенсации морального вреда, добавляет юрист.

— Компенсация морального вреда может быть как совершенно незначительной, так ее может и не быть вовсе. Рассчитывать такую компенсацию очень сложно, потому что нет методики.

В России все решения судов деперсонализированы и каждый из пятерых пострадавших должен получить разную сумму.

Причем доказывать нужно довольно очевидные на первый взгляд вещи: например, то, что из-за ВИЧ жизнь человека ухудшилась и он получает моральные страдания, — резюмировал Некрасов.

Одно лечат, другое калечат

За последнее время это не первый случай массового заражения пациентов опасной инфекцией во время лечения в больнице.

В декабре прошлого года в Амурской областной клинической больнице по меньшей мере у 26 онкобольных детей выявили гепатит С.

Было возбуждено уголовное дело по факту нарушения санитарно-эпидемиологических правил в больнице. Скандал привел к отставке руководителя регионального минздрава Андрея Субботина.

Изначально выдвигались версии о том, что дети могли заразиться во время переливания крови, однако окончательная причина произошедшего до сих пор не установлена. Согласно экспертному заключению, вероятным источником заражения детей мог стать ребенок, который проходил здесь лечение 10 лет назад.

По данным «Коммерсанта», 30 семей подали иск в городской суд Благовещенска против городской больницы. По информации издания, общее число заболевших может превышать 150 человек. В АОДКБ назвали эти данные некорректными и заявили, что планируют судиться с изданием из-за публикации.

В областном правительстве уже утвердили программу по лечению и реабилитации детей с вирусным гепатитом С, которая включает в себя полное лекарственное обеспечение и реабилитационные мероприятия. В 2019 году на эти цели выделили 16,4 млн рублей, отметила заместитель председателя правительства региона Ольга Лысенко.

Тяжелее всего проконтролировать использование одноразового стерильного инструмента во время операций и в отделении реанимации. В 2017 году в Самаре возбудили уголовное дело после заражения пациентки ВИЧ во время плановой операции на коленном суставе.

Женщина узнала о положительном ВИЧ-статусе, когда пришла на обследование спустя год после операции. Анализы показали наличие вируса в крови.

Исключив все другие возможные пути передачи, следователи пришли к выводу, что медперсонал нарушил правила использования перчаток и обработки рук при введении катетера.

Трудно выявить, легко скрыть

Взрослым пациентам достаточно трудно доказать, что они заразились именно в больнице, а не половым путем.

Подобных случаев заражения в разных регионах России за последние годы были уже десятки, рассказал «Известиям» руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский.

Рост числа внутрибольничных заражений связан с увеличением числа людей с ВИЧ, а также с попаданием в больницы людей, у которых еще не диагностирована инфекция.

«После того как впервые выявили и ликвидировали вспышку ВИЧ-инфекции в Элисте и других регионах на юге России, стали проявлять настороженность, и порядка 15 лет ситуаций с внутрибольничным заражением не наблюдались.

Однако за последние пять лет число таких случаев стало увеличиваться. Выявлять их очень трудно. Хотя бы потому что и нарушители, и руководство медицинских учреждений пытаются скрыть этот факт», — считает Покровский.

Кроме того, проверки медучреждений со стороны Роспотребнадзора перестали быть внезапными. Теперь ведомство обязано предупреждать о готовящихся проверках, поэтому они носят отчасти формальный характер.

«Но случаи заражения ВИЧ-инфекцией происходят не только в медицинских учреждениях, настороженность надо проявлять и в косметических центрах, тату-салонах.

Необходимо самим клиентам таких заведений учиться обращаться внимание на наличие нарушений, например, распаковывают ли упаковку с инструментами при вас или нет. Выявить случаи заражения в таких местах очень сложно.

Если в медицинских учреждениях ведется подробная документация, какому пациенту какие манипуляции делали, то в салонах такого нет и восстановить сложно», — добавил руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом.

Источник: //iz.ru/944521/anastasiia-chepovskaia-vitalii-volovatov-elena-sidorenko/igla-v-odni-vorota-medsestru-budut-sudit-za-zarazhenie-5-patcientov-vich-infektciei

8 в год: самый редкий способ передачи ВИЧ

ВИЧ в больнице

Очередной случай заражения ВИЧ при переливании компонентов крови произошел в Екатеринбурге в конце 2015 года. Он еще не вошел в статистику и находится в стадии документирования.

Но кроме него, уже есть сообщения из других регионов о четырех случаях подозрения на инфицирование ВИЧ при переливании компонентов крови, и еще о четырех — при «использовании нестерильного инструментария в медицинских учреждениях».

Внутрибольничное инфицирование не «началось» — оно продолжается, говорят специалисты в Федеральном центре СПИД.

Принято считать, что после того, как кровь стали отправлять на карантин, заражению ВИЧ при переливаниях был положен конец. На самом деле, «карантинизация» — это хранение плазмы до вторичной проверки донора через 6 месяцев.

При этом элементы крови (лимфоциты и эритроциты) долго не хранятся и карантинизации не подлежат. То есть до определенной степени инфицирование, действительно, предотвратить можно.

Но донор может заразиться в самом конце «срока проверки».

В этом ролике видно, как частицы вируса (они окрашены в зеленый цвет) распространяются из пораженной клетки на здоровые. Именно так вирус поражает одну клетку крови за другой.

Первые случаи инфицирования в больнице произошли в 1988-1989 годах на юге России, тогда пострадало 270 детей и 22 взрослых. Несколько лет заражения не было, но с 2008 года опять начали регистрировать по 1-2 случая в год.

А в 2014 их было сразу десять: в регионе ХМАО-Югра, Красноярском крае, Башкирской и Чеченской республиках, Свердловской, Псковской, Калужской, Новосибирской, Челябинской и Московской областях.

В 2015 году их зарегистрировано пока 8, но это не окончательная цифра.

Расследовать сложно, говорят в Федеральном Центре СПИД. Медицинские учреждения зачастую стараются информацию скрыть. А люди, у которых был риск заразиться в больнице, не всегда соглашаются пройти обследование.

А ведь иногда приходится проверить до полутора тысяч человек, которые лежали в больнице в момент, когда там было зафиксировано заражение. Именно поэтому точной статистики нет.

Расследования могут идти очень долго, между инфицированием и обнаружением могут проходить годы.

Как получают компенсацию за заражение

Историю внутрибольничных заражений можно разделить на две части: массовое инфицирование в конце 1980-х — и еще более 40 человек пострадали в последние 10 лет. В свете последнего события Роспотребнадзор рассылает по регионам письмо «О мерах по предупреждению инфицирования ВИЧ при оказании медицинской помощи».

Первый и пока единственный случай при трансплантации был зафиксирован в 2000 году в Свердловской области — пациенту пересаживали почку. В дальнейшем случаи инфицирования, связанные с оказанием медицинской помощи, регистрировали в 40 регионах. Преимущественно это были дети, зараженные в детских больницах при медицинских манипуляциях.

«Взрослые» случаи пошли с 2011 года: сразу 3 человека в перинатальной клинике в Екатеринбурге, 2 — в Самарской области, 1 — в Чечне. Суд по трем пациенткам в Екатеринбурге шел три года и закончился только сейчас.

Женщинам проводили процедуру иммунизации лимфоцитами в частной больнице — Преображенской клинике. Они лечились там от бесплодия, и были инфицированы кровью сотрудницы, которая стала донором.

Клинику обязали выплатить каждой пациентке по 5 млн рублей.

Самая большая компенсация за инфицирование ВИЧ в больнице сегодня составляет 5 миллионов рублей. Ее получила каждая из трех жительниц Свердловской области. Они были инфицированы во время лечения бесплодия кровью санитарки, которая вызвалась стать донором.

«Женщины были выявлены в течение года после процедуры, — рассказывает Светлана Смирнова, заместитель главного врача областного Центра СПИД по эпидемиологическим вопросам. — Им была назначена антиретровирусная терапия, благодаря которой у одной из них родился здоровый ребенок.

За их здоровье мы не беспокоимся, они все следят за ним, принимают лекарства, инфекционный процесс у них будет развиваться медленно. Но за то время, что шел суд, им пришлось вынести очень много — страх разглашения, проблемы в семье, обвинения в аморальном поведении. Они все через это прошли.

Так что — компенсация достойная…»

Также в Екатеринбурге на днях закончился и суд по случаю 2014 года: мужчине в Свердловской областной больнице перелили кровь от пяти доноров, сразу двое из которых оказались инфицированными.

Суд также закончился присуждением компенсации в 800 тысяч. В этом же лечебном учреждении произошло инфицирование в конце 2015 года.

Пока известно только то, что пациент — девушка около 25 лет, она также инфицировалась при переливании.

В Свердловской области — не самая плохая ситуация. Просто, по словам сотрудников Федерального Центра СПИД, «там очень быстро и хорошо проводят эпидрасследования».

«У нас в области эпидемия генерализовалась, — продолжает Светлана Смирнова. — Это значит, что пораженность ВИЧ превысила 1% от количества населения. Из-за этого у нас очень много скрытых источников, то есть людей, которые считают себя здоровыми. Настолько здоровыми, что они спокойно идут сдавать кровь, как та санитарка в клинике.

И если они заразились, условно говоря, вчера, то в ближайшие три месяца — так называемый период “серонегативного окна” — у них нельзя обнаружить вирус стандартными методами. Это увеличивает риски в донорстве крови и органов, и несмотря на то, что сегодня вкладываются огромные средства в меры безопасности, полностью исключить риск невозможно.

И чем больше скрытых источников, тем больше вероятность инфицирования.

Пациенты часто не подозревают о своем положительном ВИЧ-статусе, и поэтому спокойно сдают зараженную кровь.

Реальное количество носителей  инфекции — неизвестно

О числе скрытых источников можно судить по тому, что в одной только Свердловской области ежегодно выявляется от 60 до 100 ВИЧ-инфицированных доноров. Если выясняется, что они сдают кровь не в первый раз, начинается поиск тех, кто получал кровь от них.

«Отследить путь крови просто, — говорит Смирнова. — Обычно надо найти от одного до пяти человек, кому переливали ранее кровь от этого донора. Мы обращаемся в лечебное учреждение, и человеку приходит от нас бумага, где черным по белому написано: „Вы подверглись риску заражения, приходите на обследование“. Люди реагируют нормально.

Чтобы исключить другие пути, мы запрашиваем наркологию, проверяем полового партнера. А чтобы исключить совпадение, мы проводим генотипирование вируса. …Но вообще-то, у нас в области карантинизация крови была введена только в 2004 году. Так что всем, кому переливали кровь до того, надо бы к нам прийти. Все это группа риска…

»

Группу риска сейчас не определить четко. К примеру, в Свердловской области было введено обследование мужей беременных. В результате, у здоровых женщин за 2014 и 2015 годы было обнаружено более 200 половых партнеров с ВИЧ, чудом не успевших инфицировать их до и во время беременности.

В той же Преображенской клинике иммунизацию лимфоцитами проходили не 3, а 103 человека. Половина из этих женщин недоступна для служб Центра СПИД, и они даже не знают, что могут быть инфицированы. «С Преображенской клиникой все изначально было сложно, — говорит Смирнова.

— Это частное учреждение, они засекретили все данные пациентов, и нам было очень сложно их получить. Выяснилось, что из 103 человек 83 — жительницы нашей области. Остальные — из других регионов. Мы всем разослали заказные письма с уведомлением. В других регионах проверились все. А из наших — только 25 человек. А мы даже к ним домой приходили.

То есть состояние 58 женщин нам неизвестно. И хотя суд по Преображенке состоялся, возможно, это не конец истории…»

Кстати. Пять миллионов рублей — это, пожалуй, самая крупная компенсация, которую будет выплачивать больница за инфицирование пациента ВИЧ. Так, к примеру, пока не удается добиться приличной компенсации для ребенка, которого инфицировали в перинатальном центре Московской области сразу и ВИЧ, и гепатитом С.

В конце января 2015 года в России был зарегистрирован милионный ВИЧ-инфицированный, по неофициальной статистике зараженных больше. Самые распространенные пути заражения — это инъекционные наркотики (57,3% инфицированных) и незащищенный секс (40,3%). Распространению вируса, в частности, способствует катастрофический недостаток информации среди населения.

Источник: Здоровье Mail.Ru

Источник: //spid.center/articles/186/

Что нужно знать о ВИЧ в России: заражение и лечение

ВИЧ в больнице

В маленьком городе Ныробе ВИЧ-положительный мужчина освободился из колонии — там он узнал о своем статусе и начал получать лечение.

Препаратов оставалось на две недели, и он пошел в местную поликлинику, чтобы узнать, где может продолжить получать медикаменты — терапию прерывать нельзя.

Врач, к которому он попал, выбежал из кабинета с криками: «Немедленно отойдите от стола… У нас таких нет. Вы тут сейчас всех перезаражаете!» И пожелал пациенту скорейшей смерти.

Такое невежество в России, к сожалению, не редкость. До сих пор многие люди даже с медицинским образованием не знают простейших фактов о вирусе иммунодефицита человека. Например, ВИЧ не передается по воздуху, через прикосновение и даже слюну.

Группы риска

На 31 декабря 2019 года в России зарегистрированы 1,42 миллиона ВИЧ-положительных граждан, из которых умерли 355 тысяч. Об этом «360» рассказал директор Федерального методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский.

Сейчас очень распространен миф о том, что ВИЧ-положительные — это в основном наркоманы или люди, имеющие беспорядочные половые связи, что деловой мужчина или ухоженная девушка не могут стать носителями вируса. Однако ситуация значительно сложнее. Определить ВИЧ-статус человека нельзя по внешности. Каждый может оказаться носителем.

Покровский отметил, что сегодня ВИЧ-инфекция вышла за пределы уязвимых групп населения, большая часть заражений происходит не при употреблении наркотиков и не при гомосексуальных контактах (порядка 2,5%), а при сексуальных контактах между мужчиной и женщиной.

Таким образом, сейчас в группе риска почти все население находится, не только представители уязвимых групп

Как обезопасить себя от ВИЧ?

Врач-гинеколог и автор книги Project woman Дмитрий Лубнин пишет, что если вы или ваш партнер не имеете привычки спрашивать у сексуального партнера справку о здоровье и отсутствии заболеваний, передающихся половым путем (ЗППП), то среди предыдущих партнеров, которые также не спрашивали друг у друга о результатах анализов, мог оказаться инфицированный человек. И если большую часть ЗППП можно вылечить, то ВИЧ остается с человеком на всю жизнь.

Тем не менее если вовремя начать лечиться, то жить с ВИЧ можно очень долго, можно даже иметь здоровых детей. Но, по официальной статистике, в России терапию проходят порядка 500 тысяч, это чуть больше трети всех заболевших.

Более того, председатель регионального благотворительного общественного фонда борьбы со СПИДом «Шаги» Игорь Пчелин заметил в разговоре с «360», что в России лечение начинают не с момента постановки диагноза, а с определенной стадии поражения организма вирусом.

Сейчас во всех развитых странах мира рекомендуют начинать лечение с постановки диагноза. У нас этого нет. Согласно клиническим протоколам, лечение назначается где-то в 47-50% случаев

Важно знать!

Игорь Пчелин обратил особенное внимание на то, что в России как проверка, так и лечение ВИЧ полностью бесплатны и анонимны.

Человек, который хочет сдать анализ, не должен бояться того, что сведения о нем будут разглашены. По закону врачи не имеют права нарушать конфиденциальность пациента.

Но, к сожалению, по словам Вадима Покровского, именно в медицинском сообществе чаще всего встречается дискриминация ВИЧ-инфицированных людей.

Центры по профилактике и борьбе с ВИЧ и СПИД, так называемые СПИД-центры, работают во всех регионах России, ближайший к вам можно посмотреть на интерактивной карте. Лечение ВИЧ в России в теории должно находиться на высоком уровне — необходимые препараты есть. Но проблема в том, что многие люди не проверяются и не знают о распространении инфекции.

Оказалось, что у нас миллионы людей не знают, что у нас такой большой рост распространения ВИЧ-инфекции. Это значит, что профилактические программы, которые осуществляет государство, неэффективны и не доходят до большого количества населения

Как можно и как нельзя заразиться ВИЧ?

Огромная проблема России заключается именно в том, что широкая общественность не знает, как можно и как нельзя получить вирус иммунодефицита человека. «360» напоминает основное.

ВИЧ не передается при поцелуях, рукопожатиях, объятиях и использовании одной посуды, при укусах насекомых, нанесении татуировок одноразовыми иглами и в салонах красоты, так как инструменты стерилизуются.

ВИЧ передается только через незащищенный половой контакт, переливание крови, кормление грудью, использование общих средств личной гигиены (зубные щетки, бритвы, шприцы — но не передается через одежду и полотенца).

Источник: //360tv.ru/news/tekst/vich-v-rossii/

«Это чудовищно»: как можно подхватить ВИЧ в больнице

ВИЧ в больнице

В Ставропольском крае завершено расследование дела против старшей медсестры инфекционного отделения ГБУЗ СК «Краевой центр СВМП №1» города Буденновска. Женщину обвиняют в том, что из-за ее действий были заражены ВИЧ-инфекцией пять пациентов, сообщает региональный Следственный комитет.

По данным ведомства, массовое заражение произошло в 2018 году.

Тогда, в июле, в разные палаты инфекционного отделения поступили ребенок в возрасте 1,4 года, женщина и двое мужчин, пишет газета «Ставропольские ведомости» со ссылкой на источник в больнице.

Дети проходили лечение в одном месте со взрослыми: это не является нарушением СанПиНа — главное, чтобы они находились в раздельных палатах, сообщил «Газете.Ru» сам главврач ГБУЗ СК «Краевой центр СВМП №1» Рустам Есенакаев.

Однако тогда это соседство обернулось ужасными последствиями для ребенка. Все из-за мужчины, состояние которого врачей насторожило еще при его поступлении. То, что мужчина был болен ВИЧ, выяснится позже — в момент поступления анализ у него не взяли. Он стал источником распространения инфекции.

Уже после того, как мужчину, не знавшего о том, что он инфицирован, выписали из больницы, у ребенка стали проявляться симптомы болезни. Через два месяца, в сентябре, маленький пациент снова был госпитализирован в то же отделение с диагнозом ОРВИ. Его мать пожаловалась на увеличенные лимфоузлы у ребенка и резкое снижение веса, передают «Ставропольские ведомости».

Лечащий врач решил проверить малолетнего больного на онкологию и ВИЧ — в то же время на соседней койке с ним и в близлежащей палате находились еще двое детей. В итоге анализы пациента выявили наличие инфекции. Узнав об этом, мать ребенка, лежавшего в одной палате с ВИЧ-инфицированным, попросила другое место, однако получила отказ.

Через два месяца, в декабре, она пришла с ребенком в поликлинику и попросила у врача направление на анализ, который и выявил впоследствии ретровирус у малыша. Массовое заболевание напугало руководство ГБУЗ СК «Краевой центр СВМП №1» -– начались проверки пациентов как в самом учреждении, так и по всему Буденновску.

«Из детской поликлиники обзванивали и просили срочно отдать ребенка на анализы — якобы в отделении была вспышка кори, когда мы там лежали в августе 2018 года. Я медсестре говорю, что инкубационный период в 21 день уже прошел и проявлений кори у ребенка не было, но она настаивала», — рассказала местная жительница «Газете.Ru».

Горожанка добавила, что в итоге согласилась на сдачу анализов, однако в день обследования в больнице было очень много родителей и детей — никому в итоге не объяснили, с какой целью берут кровь.

В результате масштабной проверки были зафиксированы еще три случая заражения: мужчина и женщина, которые лежали вместе с ВИЧ-инфицированным взрослым пациентом в июле 2018 года, а также третий ребенок, побывавший в данной больнице в сентябре.

По факту массового заболевания региональный СК возбудил дело — анализы пострадавших были направлены в ФБУН ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, расположенный в Москве, чтобы определить, когда и каким образом инфекция попала в кровь.

По словам старшей медсестры, которая сейчас проходит по делу как обвиняемая, вплоть до лета 2019 года она и другие сотрудницы больницы числились как свидетели.

Однако потом от Роспотребнадзора пришло заключение, что все пострадавшие были заражены в учреждении от мужчины, который приобрел заболевание половым путем.

В итоге против сотрудницы учреждения возбудили дело по статье 293 УК РФ «Халатность».

«В июле меня вызвал главный врач ГБУЗ СК «Краевой Центр СВМП №1» Рустам Есенакаев и сказал, чтобы я взяла на себя статью «Халатность». Я отказалась. Более 25 лет работаю старшей медсестрой, имею почетные грамоты категории. За все эти годы к моей работе не было ни одного нарекания»,

— заявила сотрудница больницы.

В связи с тем, что в период заражения у женщины в подчинении находились медсестры, которые и обслуживали пациентов, ее обвинили в отсутствии контроля за средним персоналом и в том, что она не проводила с медсестрами инструктаж. По данным регионального СК, болезнь передалась посредством венозных катетеров, которые были использованы медсестрами при лечении ВИЧ-инфицированных больных.

Сами сотрудницы, работающие в отделении в 2018 году, подтвердили, что заражение могло произойти из-за неудачной промывки инструментов: якобы какая-то из коллег «оттянула на катетере зараженного мужчины резиночку», после чего выступила капля крови — не уследив за этим, медработница впрыснула кубик физраствора в тот же катетер.

«Далее пошла с этим шприцем по больным, разделив его на всех. Собственно, они были сразу обречены. А потом ситуация банально повторилась», — сообщила одна из медсестер «Ставропольским ведомостям».

Врач-инфекционист Екатерины Степанова объяснила «Газете.Ru», что сотрудники ставропольской больницы действительно могли допустить ошибку при промывании катетера. «Часто для того, чтобы избежать лишних инъекций, пациентам устанавливают центральный или периферический катетер — иголку, которая постоянно находится в сосуде.

Катетер необходимо промывать два раза в день физраствором. В этой истории медсестра могла использовать один и тот же шприц для промывания катетеров нескольких пациентов, что, конечно, чудовищно»,

— подчеркнула кандидат медицинских наук.

По словам Степановой, промывание катетера каждого больного должно осуществляться отдельным шприцем, иначе существует опасность заражения гемоконтактными инфекциями: например, ВИЧ или вирусными гепатитами.

В итоге следствие направило дело против старшей медсестры в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения и последующей передачи в суд.

При этом сама женщина отрицает свою причастность к заражению пяти человек — она считает, что все трое детей болели ВИЧ уже при поступлении в отделение.

По словам старшей медсестры, несовершеннолетние могли либо иметь инфекцию при рождении, либо заразиться ей в роддоме.

«Я уверена, что дети изначально были инфицированы. И если бы в свое время в больнице были проведены при их поступлении исследования, все выявилось бы раньше.

А вот что касается взрослого заражения, там тоже вопросы к врачам и руководству.

Почему не было отдельной палаты для пациента с сомнительным диагнозом? Почему не провели исследование? Это курирует заведующий отделением, но никак не главная медсестра», — заключила обвиняемая.

В то же время в региональном минздраве сообщили, что по факту выявленных нарушений административные и дисциплинарные взыскания получили как младшие сотрудники, так и руководство больницы, передавал ТАСС.

«Это грубое нарушение элементарных норм, которое допустили отдельные сотрудники. В больнице имеется огромное количество одноразового инструментария, но они им пренебрегли.

В результате проверки Росздравнадзора и Минздрава была вынесена масса дисциплинарных взысканий — в том числе и в отношении младших медсестер.

Сама фигурантка дела уволилась еще в первые дни происшествия», — заявил главврач больницы «Газете.Ru».

Медработники подтвердили, что после этих событий атмосфера в учреждении стала более напряженной. «После происшествия наша работа изменилась — это заключается в повышенном контроле и постоянных проверках со стороны административного звена», — сообщил один из врачей ГБУЗ СК «Краевой центр СВМП №1» Шамиль Амиров «Газете.Ru».

Между тем всем жителям Ставрополья, заразившимся ВИЧ, была назначена терапия в краевом Центре СПИД. «Важно, что у детей, благодаря своевременно начатому лечению, болезнь не проявляется, они нормально развиваются и живут полноценной жизнью», — отметили в краевом минздраве.

Теперь все зараженные должны будут проходить пожизненное лечение, которое заключается в употреблении таблеток один-два раза в день строго по времени, а также сдаче анализов каждые три месяца, которые контролируют эффективность лечения и отсутствие побочных эффектов.

«Кроме того, на протяжении полугода ВИЧ-положительный человек должен соблюдать правила безопасности при половых контактах. Когда вирусная нагрузка будет подавлена, вирус не сможет перейти партнеру», — отметила врач-инфекционист Екатерина Степанова в разговоре с «Газетой.Ru».

Она также добавила, что в РФ ежегодно регистрируется несколько случаев медицинской передачи ВИЧ-инфекции — например, по словам Степановой, это нередко происходит при гастроскопии. Когда гастроэнтеролог принимает много пациентов, он не успевает должным образом обработать шланг эндоскопа — таким образом он может перенести болезнь от ВИЧ-инфицированного пациента здоровому.

Источник: //www.gazeta.ru/social/2019/11/18/12818912.shtml

Вич в россии – эпидемия, про которую не говорят (2020, фильм) – отзыв

ВИЧ в больнице

Всем заглянувшим – доброго времени суток!

Решила написать отзыв на такую серьезную тему как ВИЧ, планировала это сделать раньше, т.к узнала много нового для себя во время беременности…но вышел “фильм” Дудя, который я, конечно же, посмотрела, и окончательно решила, что все таки допишу свой отзыв. Ведь мы многого не знали/не знаем о таком заболевании. А многое из того, что мы знаем – это просто мифы и сплетни..не более!

Данная тема вроде бы всегда была (официально с 1983года) и есть сейчас, но просвященности в этом вопросе очень не хватает нашим гражданам.

А почему? Мне не понятно!

И не смотря на то, что в школы приходят с лекциями на данную тему, по крайней мере к нам точно приходили, когда я училась, но либо непонятно и неправильно доносилась данная информация до подростков, либо нам было просто не интересно и не актуально, что мы не заостряли на это внимания. И все, что я помнила и “несла по жизни” это: нельзя заниматься сексом без предохранения и нельзя колоться использованными шприцами. Но про шприцы мне было все равно, потому что желания колоться и наркоманить у меня никогда не было.

Но вот во взрослой жизни мои мысли изменились, сдвинулись с места, потому что знания о ВИЧ инфекции дополнились.

А кардинально все изменилось во время беременности …

На одном из приемов, это было уже во время третьего треместра, я пришла на очередной прием гинеколога и услышала разговор о ВИЧ – инфицированных беременных.

Я заполняла очередные “бумажки”, среди которых было направление на анализ крови, а именно- кровь на ВИЧ. Я начала беседовать с врачом и оказалось, что на текущий момент в центре обслуживается несколько беременных с ВИЧ – положительным статусом, о котором они никому не говорили и не понятно принимают ли вообще терапию. И теперь приходится всех повторно проверять на наличие этого вируса.

Сказать, что я была шокирована- это ничего не сказать! Я была просто в диком шоке! Я не знала, что мне думать…я мысленно уже была заражённой, ведь я могла пересекаться с этими беременными в коридорах клиники. В общем, когда моя паника подутихла,я начала лазить по просторам интернета, чтобы побольше узнать об этом заболевании.

Я узнала, что заразиться в принципе то практически не возможно (в случае моего образа жизни: я не врач, не наркоман, левых половых связей не имею и т.д) и тогда у меня немного отлегло.

Оказывается, что в бассейне тоже нельзя заразиться ВИЧ, в хорошей стоматологии – также практически невозможно. А эти два пункта для меня были всегда очень “болезненны”.

Как ещё не передается ВИЧ – инфекция:

  • при рукопожатии и прикосновении;
  • при поцелуе;
  • при пользовании одной посудой;
  • при кашле или чихании;
  • через постельное бельё или другие личные еещи;
  • при пользовании общественным туалетом;
  • через укусы насекомых.

Хоть я это все и узнала, но после родов я сдавала кровь каждый месяц: помимо общего анализа я сдавала ещё и на ВИЧ. В первые месяцы врач удивлялась мне и спрашивала: “у Вас что есть где заразиться?” Я говорила нет, но лучше я дополнительно обследуюсь, на всякий случай))) вдруг во время родов могли что-то занести, ведь были разрезы)) А ВИЧ не проявит себя в первые дни, а может даже недели.

Первые пол года я сдавала кровь как сумасшедшая)) потом перестала, потому что поняла, что не заражена

Источник: //irecommend.ru/content/sovetuyu-k-prosmotru-12

«Человека с ВИЧ «задинамят» в любой больнице»

ВИЧ в больнице

– Когда вы впервые столкнулись в своей медицинской практике с ВИЧ-позитивным пациентом? Вы помните, как это было?

– Еще в первый год работы, нужно было согласовать отсутствие противопоказаний к интерфероновой терапии. Пришел пациент – парень лет 30 – с ВИЧ и гепатитом С. Мы мило побеседовали, я поинтересовался ключевыми параметрами, жалобами и так далее. Мне было скорее интересно и любопытно.

И вот он уходит, медсестра делает рывок в процедурную, прибегает с бутылкой спирта, ватками и начинает протирать его стул. Медсестры тогда были старой школы – пока шел прием, она с каменным лицом сидела, но как только человек вышел за дверь, пулей сорвалась «навести порядок».

Я ей говорю: «Лидия Андреевна, ну что вы, зачем переводить хороший продукт? Вы гораздо сильнее рискуете в автобусе по дороге домой подхватить туберкулез или грипп».

– Сегодня что-то изменилось, или такое опасливое отношение к людям с ВИЧ все еще существует, в том числе – и среди медиков?

– В нашей стране около миллиона ВИЧ-инфицированных, этим уже никого не удивишь. Ситуация меняется там, где люди с ВИЧ обращаются за консультациями или помощью все чаще и чаще, к ним просто привыкают, что-то узнают по этому поводу.

Мне кажется, эффект новизны пропал – ВИЧ+ человек перестал быть загадкой, кем-то потусторонним.

Но до сих пор в системе здравоохранения хватает «медвежьих углов», где люди с ВИЧ не раскрывают свой статус или просто появляются на приеме крайне редко, и вот там может твориться любая дичь.

В силу того, что я занимаюсь проектом HIV.plus, и ко мне стекается информация со всей страны, понимаю – все стабильно, XIX век.

– То есть стигма в отношении этих пациентов до сих пор сохраняется?

– В России нет стигмы ни в отношении ВИЧ-инфицированных, ни в отношении психически больных людей, как нет и харассмента. Слово «стигма» – для Лос-Анджелеса, Нью-Йорка, это эволюционно другое явление, до которого нам так далеко, как до Бомбея пешком.

Стигма – это предубеждение, а у нас действие: обнаружив свой положительный ВИЧ-статус, ты «огребешь» по полной программе, познаешь на себе правовой нигилизм. Этот статус фактически лишает всех прав, очень редкий работодатель не уволит человека с ВИЧ.

Может быть, не уволит его сразу, будет неделю придумывать повод, и уволит при первой же возможности.

Человека с ВИЧ «задинамят» в любой больнице. Конечно, можно попасть к адекватному врачу и вообще не почувствовать своего «статуса», а можно получить отвод с острым аппендицитом из хирургии и поступить через несколько суток уже с перитонитом, такие случаи тоже бывают. Другая цена на хирургические операции для ВИЧ-положительных пациентов в частном сегменте – это норма.

– В цену закладываются риски?

– Мне тоже всегда было интересно, что там закладывается.

Вторые перчатки? Весь инструмент потом аннигилируют на заднем дворе или взрывают вместе с операционной? Не знаю, в принципе, такая операция ничем не будет отличаться – ни до начала, ни после, ни вовремя проведения.

А если она у кого-то отличается, это их «косяк», потому что они рискуют – нельзя в одном случае соломку подстелить, а в другом – нет. На любого пациента следует смотреть как на источник гемоконтактных инфекций, в первую очередь – гепатита В и ВИЧ, конечно.

– А если оценивать ситуацию в целом?

– За последние восемь лет прослеживается несколько трендов. Государство «почесалось» и кое-что, крайне туго и криво, но делает: вырос охват лечением, немного лучше стало с доступом к не столь устаревшей терапии. Самая современная терапия практически вся от нас отрезана.

Люди быстро схватывают, что предлагаемая им терапия в России неактуальна. И пациентов, которые хотят лучшего, стало много.

Это связано с генерализацией эпидемии, она уже давно вышла за группы риска, еще 10 лет назад половой путь, как способ инфицирования, превысил «общий шприц».

И сейчас типичные ВИЧ-инфицированные, число которых в России ежегодно увеличивается на 100 тысяч человек, – это люди, не имеющие отношения ни к инъекционным наркотикам, ни к проституции, это обычные обыватели.

И им зачастую приходится заниматься self-менеджментом своего заболевания, лечить себя по американским или европейским алгоритмам, последние, кстати, переведены на русский язык.

Но проблемы начинаются в тяжелых случаях, там, где действительно нужно оперировать широким спектром знаний.

И основная проблема у наших пациентов – сняться с учета СПИД-центра, потому что они уже все поняли, и им это все не надо. Многие даже не пытаются встать на учет, потому что это влечет за собой проблемы, особенно в небольших городах. Никто не верит в то, что диагноз не будет предан огласке. Не ставить в известность о диагнозе самых близких родственников – это тоже у нас обычная ситуация.

Проблема конфиденциальности стоит так остро, потому что люди, может быть, даже не видели таких примеров, но точно знают, что ничего хорошего ждать от своих соседей, родственников, коллег не стоит. Так и говорят: если все узнают, это будет катастрофа. И, скорее всего, для многих это действительно будет очень тяжелая ситуация.

Международный День борьбы со СПИДом – 1 декабря – не только повод вспомнить о жертвах коварной болезни, но и традиционное приглашение к серьезному обсуждению проблем людей, живущих с ВИЧ.

Не менее важная урочная тема – противодействие дискриминации ВИЧ-положительных пациентов, в частности, со стороны медицинского сообщества.

Неготовность отечественной системы здравоохранения к полноценной работе с пациентской аудиторией, численность которой, только по данным официальной статистики, превысила 1 млн человек, если не замалчивается, то часто отходит на второй план.

Источник: //vademec.ru/article/cheloveka_s_vich_-zadinamyat-_v_lyuboy_bolnitse/

WikiMedSpravka.Ru
Добавить комментарий