Психометрические шкалы

Психометрические шкалы

Психометрические шкалы

При проведении фармакологических исследований для количественной оценки изменений состояния и для скрининга пациентов широкое распространение получили различные психометрические шкалы. Их нельзя использовать с диагностической целью, они не заменяют беседы с больным, сбора анамнеза и наблюдения.

Оценка по психометрическим шкалам

Оценку по шкалам депрессивного синдрома может проводить клиницист или специально обученный специалист в ходе беседы с пациентом (структурированное или неструктурированное клиническое интервью), представляя выраженность симптомов в баллах и суммируя результаты (финальный балл, соответствие со стандартным ключом). Существуют также многочисленные простые и удобные опросники для оценки депрессии, которые больные могут заполнить самостоятельно.

Следует использовать только те шкалы, надежность (точность), чувствительность (способность выявлять изменения) и достоверность которых была доказана в процессе специальных научных исследований.

В соответствии с международными стандартами требуется культуральная и языковая адаптация любой шкалы при ее переводе на другой язык и дополнительная проверка психометрических свойств.

Это вызвано тем, что при переводе диагностические свойства психометрических шкал могут меняться.

Около полувека «золотым стандартом» при оценке депрессивной симптоматики служит шкала депрессии Гамильтона (Hamilton depression rating scale — HDRS, или HAM-D), которая существует в нескольких версиях (17, 21, 24, 28 и 31 пункт) (Hamilton M.).

Шкала переведена на разные языки и подтвердила свою надежность и достоверность (валидность) в многочисленных исследованиях, проведенных по всему миру (Bagby R.M.). Шкала Гамильтона была разработана для оценки эффективности первых антидепрессантов у стационарных больных, и автор предполагал со временем ее усовершенствовать, т.е.

шкала имела «пространство для совершенствования» (room for improvement) (Gabby R.M.).

С конца 50-х гг. XX в. существенно изменились подходы к психометрическим исследованиям. Отношение к шкале HDRS было пересмотрено, высказаны критические замечания, ведутся поиски нового стандарта.

Например, некорректной считают систему баллов оценки: так, пациент, у которого во время беседы на глаза наворачиваются слезы, дрожит голос (пункт — депрессивное настроение), добавляет 3 балла в общую сумму.

А пациент, который чувствует себя постоянно уставшим (общие соматические симптомы), — только 2 балла.

Считают, что шкала HDRS построена на критериях диагностики депрессии, которые были приняты в международных классификациях болезни несколько десятилетий назад и только частично вошли в современные международные классификации. Тем не менее HDRS остается самой широко используемой на сегодняшний день.

Как было сказано выше, для более точной оценки состояния больного необходимо структурированное клиническое интервью и специальное обучение опрашивающего (Carmody T.). В отличие от обычного опроса при структурированном интервью врач задает вопросы в определенной последовательности, что значительно уменьшает субъективность врачебной оценки симптомов и неполноценность собранных данных. ..

Шкала Монтгомери-Асберг (Montgomery and Asberg depression rating scale — MADRS) разработана с целью преодоления некоторых недостатков HDRS и постепенной замены ее (Bagby R.M.). Обычно приводят следующие аргументы в пользу шкалы MADRS:

  1. • каждый пункт шкалы измеряет один симптом;
  2. • существует единая система оценки баллов;
  3. • больший диапазон оценок в каждом пункте обеспечивает большую чувствительность шкалы;
  4. • заполнение 10 пунктов шкалы MADRS обычно занимает 15 мин, тогда как заполнение HDRS-17 — 15-20 мин;
  5. • использование шкалы не требует структурированного интервью и обучения (Carmody T.).

Вместе с тем ни одна из шкал не соответствует критериям диагностики депрессивного эпизода ни по МКБ-10, ни по DSM-IV, не может вполне надежно оценить тяжесть депрессии и качество ремиссии, не рассматривает наличие и выраженность атипичных депрессивных симптомов.

Атипичные симптомы депрессий (гиперфагия, гиперсомния и др.) включены в самоопросник депрессивной симптоматики (Inventory for Depressive Symptomatology — IDS). Существует также версия опросника для заполнения врачом (Rush A.J.).

Опросники депрессии Бека (Beck depression inventory — BDI) и Цунга (Zung W.) были первыми шкалами, разработанными для самооценки депрессии. Их надежность подтверждена многочисленными исследованиями. Заполнить их можно в течение нескольких минут, подсчет данных чрезвычайно прост.

В случае депрессии при биполярном расстройстве обычно используют шкалы HDRS, MADRS вместе со шкалой мании Янга (Young, YMRS) или шкалой биполярной депрессии Бека (Beck A.).

В последние годы в клиническую практику прочно вошел термин «качество жизни» (КЖ). Это понятие характеризует влияние заболевания и лечения на общее благополучие больного — в его физическом, психологическом, духовном и социальном аспектах и включает в себя мысли и чувства пациентов по поводу своей болезни. В настоящее время исследование КЖ проводят практически во всех областях медицины.

Наибольшей популярностью для изучения влияния болезни на качество жизни пользуется опросник КЖ- SF-36 (Short Form Health Status Survey). По данным MedLine за 2006 г., SF-36 был использован в 95% научных исследований по изучению КЖ при различных заболеваниях (Амирджанова В.Н.). Опросник был разработан в США в 80-х гг. XX в.

В результате сопоставления различных стандартизированных шкал было сформулировано 40 составляющих здоровья. На следующем этапе было отобрано 8 составляющих КЖ, на которые в наибольшей степени влияло заболевание и лечение.

Дальнейшие исследования позволили создать стандартную версию опросника, включающую 36 вопросов, и его вторую версию, в которой существуют два суммарных показателя здоровья — психологический и физический компоненты.

Российскими исследователями Межнационального центра исследования качества жизни (МЦИКЖ, СПб) была создана русскоязычная версия опросника SF-36. Она прошла проверку психометрических свойств в соответствии с международным протоколом и впервые была использована для изучения качества жизни жителей Санкт-Петербурга (Новик А.А.).

Позже, в рамках проекта «Икар», были рассчитаны средние популяционные значения шкал SF-36 для отдельных регионов РФ и разработана база популяционных значений стандартизованных показателей опросника в проекте «Мираж», проведенных Институтом ревматологии РАМН.

Статью подготовил и отредактировал: врач-хирург Пигович И.Б.

Источник: //surgeryzone.net/psixiatriya/psixometricheskie-shkaly.html

✚ Психометрические шкалы . Нейропсихиатрическая клиника Минутко часть 0 – блог доктора Минутко

Психометрические шкалы

                 Для объективной и субъективной оценки психического статуса пациентов , необходимой для практической ( диагностика, контроль эффективности и безопасности терапии, особенности личности и пр.

) и научно- исследовательской работы  абсолютно необходимо пользоваться специальными психометрическими шкалами, которые должны учитывать особенности и выраженность психопатологической симптоматики, тяжесть побочных эффектов терапии психотропными средствами , а также предоставлять возможность оценивать психологическую и социальную составляющую работы персонала психиатрической клиники.

              Для психометрической ( количественной) оценки выраженности психопатологических симптомов шизофрении в нашей клинике используются специальные шкалы: SANS, SAPS, PANSS ( шкала оценки позитивных и негативных симптомов) , BPRS  (шкала краткой психиатрической оценки ) .       

               Для оценки выраженности депрессии – шкала Гамильтона   (HDRS-HAM-D) , шкала Монтгомери – Асберга ( MADRS) , шкала депрессии Бека ( beck depression inventory DBI ), для оценки уровеня психотической депрессии – Rating Scale for psychotic Depression (RAS-PD).

               Для оценки тревоги – Hamilton , Teylor ( личностная шкала проявлений тревоги) , Кови ( Covy anxiety Scale) мании – шкала Янга ( YMRS)  , навязчивых состояний – Yale — Brown Obsessive-Compulsive Scale (Y-BOCS) , алекситимии – Торонтская апекситимическая шкапа (TAS); для оценки импульсивности – шкала импульсивности Плучика (IS), выраженности агрессии – шкала открыто проявляемой агрессии Юдовского ( OASCL) , для расстройств пищевого поведения ( обстановка в семье пациента , страдающего расстройством пищевого поведения) – Family Experience with Eating Disorders Scale (FEEDS)

                   Широко используются шкалы и опросники для самостоятельной оценки со стороны пациентов своего состояния : для самооценке ( шкала самооценки Спилбергера) , для самооценки депрессии  (шкала Цунга – the Zung self – rating depression scale) .

                  Для оценки опасности суицида – Scale for Suicide Ideation–Current (SSI-C), Suicide Ideation–Worst (SSI-W). Для оценки состояния пациентов, находящихся на длительном лечении в условиях стационара – Adaptive Behavior Scale (ABS).

                 Для оценки удовлетворенности качеством жизни – Satisfaction With Life Scale (SWLS), выраженности реакции на стресс – Horowitz' Impact of Event Scale (IES).

                Важное значение в практике клинического психолога нашей клиники имеет следующие психологические тесты : проективные ( TAT – тематический апперцептивный тест ) , личностные, , нейропсихологические , оценочные и тесты на интеллект ( IQ) . Особенно часто используются личностный тест Minnesota Multiphasic Personality Inventory (MMPI) и нейропсихологический test Wechsler.

              Планируется внедрение в практику работы клинического психолога Multidimensional Perfectionism Scale ( MPS)  – шкала перфекционизма,  test Rorschach ( тест Роршаха), Висконсинский тест сортировки карточек – Wisconsin Card Sorting Test (WCST)

               Побочные эффекты психотропных препаратов оцениваются с помощью следующих шкал : акатизии ( Burns), шкала оценки побочного действия (UKU), шкала экстрапирамидных симптомов (ESRS).

                Для оценки состояния когнитивной сферы – краткое исследование психического состояния (Mini-Mental State Examination – MMSE), батарея лобной дисфункции (Frontal Assessment Battery – FAB), тест рисования часов, шкала общего ухудшения (Global Deterioration Rating).

                 Мы также планируем ввести в повседневную врачебную и психологическую практики нашего амбулаторного центра следующие шкалы: Discrimination and Stigma Scale (DISC) и Internalized  Stigma of Mental Illness (ISMI) – шкалы оценки стигматизации ; Adaptive Behavior Scale (ABS) – шкала , позволяющая оценить степень независимого функционирования , внутриличностной и межличностной дезадаптации .

                  В стационаре также предполгается оценивать условия пребывания пациентов с помощью Ward Atmosphere Scale (WAS), предполагающей совместную оценку условия как со стороны пациентов и родственников , а также персонала клиники.            

                 Большое значение придается обучению медицинских сестер не только в области психиатрии , но также клинической психологии и социологии ( медицинские сестры совместно с пациентами выполняют или контролируют качество выполнения заданий клинических психологов и специалистов по социальной работе ).

Для оценки работы медицинской сестры мы предполгаем анализировать высокочувствительную “палатную шкалу для оценке поведения пациентов в палате” – Nurses' Observation Scale for Inpatient Evaluation (NOSIE), а также Practice Environment Scale of the Nursing Workforce Index (PES-NWI) – позволяющая оценить условия среды, в которой работают наши медицинские сестры.

                 В настоящее время для оценки выраженности навязчивых состояний у детей мы приемняем следующие шкалы :  Children”s Yale — Brown Obsessive Compulsive Skale (CY — BOCS) и Leyton Obseesional Inventory — Child Version (LOI — CV), Child Obsessive Compulsive Impact Skale (COIS).

Кроме того в детской психиатрии предполагается внедрение в практику работы  – Children's Psychiatric Symptom Rating Scale (CPSRS) – оценка выраженности общих психопатологических симптомов  ,  Brief Psychiatric Rating Scale for Children (BPRS-CA)- адаптированная версия шкалы краткой оценки психопатологических симптомов для детей ; Children's Global Assessment Scale (CGAS), Brief Intellectual Disability Scale (BIDS) – шкала интеллектальной недостаточности ( инвалидности) , Pediatric Anxiety Rating Scale (PARS) – педиатрическая шкала выраженности тревоги

                Для пациентов геронтологического профиля мы планируем внедрение следующих шкал  – BOP ( германская версия  Стоктонской гериартрической оценочной шкалы ), Geriartric Depression Scale , Cognitive Failures Questionnaire, Dementia Cognitive Fluctuation Scale ( DCFS).

               Мы неоднозначно относимся к общепринятым шкалам “общего клинического впечатления” ( шкалы GAF и PSP) и используем их достаточно редко 

                 Основные причины искаженных результатов психометрического тестирования

  1. Сознательная фальсификация – желание произвести хорошее впечатление – желание угодить эксперт-  желание получения конкретного результата-  недоверие к процедуре тестирования  2. Факторы психического расстройства

–  обусловленные приемом алкоголя или психоактивных веществ

–  нарушения концентрации внимания и памяти

–  измененное состояние сознания  3 . Личностные факторы- низкий самоконтроль- самообман- склонность соглашаться или не соглашаться с инением специалиста- беспечность 4. Ситуационные факторы. -физический дискомфорт -усталость- плохое самочувствие- легкомысленность специалиста- отсутствие должного интереса и мотивации

– влияние окружающей среды ( отвлечение )

                                                                    Этические вопросы психометрического тестирования

               Тест не должен вызывать чувство стресса,  результаты испытаний должны быть конфиденциальными, а также должны быть раскрыты только авторизованным пользователям. Эти и другие ограничения теста следует учитывать при подготовки и передачи отчетности.

Источник: //minutkoclinic.com/blog-doktora-minutko/psihometricheskie-shkaly-0

Психометрические шкалы оценки выраженности симптомов

Психометрические шкалы

Для количественной оценки выраженности симптомов и качественной оценки динамики клинических проявлений шизофрении в процессе терапии заболевания были предложены психометрические шкалы.

В настоящее время наибольшей популярностью пользуются следующие шкалы: шкала краткой психиатрической оценки (BPRS — Brief Psychiatric Rating Scale) J. Overall, D. Gorham (1962); шкалы для оценки негативных (SANS) и позитивных (SAPS) симптомов (Andreasen N.

, 1982); шкала позитивных и негативных синдромов (PANSS-Positive and Negative Syndrome Scale) S. Kay, L. Opler, A Fiszbein (1987).

Шкала краткой психиатрической оценки (BPRS), разработанная на основе факторного анализа многоосевой оценки психически больных, позволяет быстро оценить выраженность основной симптоматики шизофрении. Однако данная шкала не является диагностическим инструментом.

Современная шкала BPRS включает в себя 18 пунктов, а ее суммарный балл позволяет оценить тяжесть психоза в целом. Оценка наличия и выраженности симптомов BPRS базируется на основе наблюдения за больным и анализе его высказываний.

В BPRS принята балльная оценка симптомов, подразумевающая семь категорий, разделенных равномерно квантифицированными интервалами.

Для оценки терапевтической динамики в эксперименте рекомендуется проводить замеры симптоматики в 1, 3, 7 дни терапии и далее еженедельно.

Для определения выраженности симптомов BPRS предложен специальный глоссарий (Bech P., 1986). Продолжительность интервью не должна превышать 30 мин, причем желательно, чтобы больной самостоятельно рассказал о своем состоянии. Каждый последующий балл включает в себя, за исключением 0 оценки, предыдущий, 0 — ставится в случае затруднения оценки статуса пациента.

С точки зрения J.

 Overall (1979), 10 симптомов BPRS позволяют достаточно точно оценить состояние больных шизофренией: эмоциональная отгороженность, концептуальная дезорганизация, специфические моторные нарушения (манерность и поза), идеи величия, враждебность, подозрительность, галлюцинаторное поведение, отказ от сотрудничества, необычное содержание мыслей и уплощенный или неадекватный аффект. В современной шкале BPRS выделяется пять факторов (цит. согласно русскоязычной версии Мосолова С.Н., 2001, см. табл. 14):

I фактор (галлюцинаторно-бредовой или параноидный) — симптомы 12 (галлюцинации), 15 (необычное содержание мыслей), 4 (концептуальная дезорганизация), 11 (подозрительность) и 8 (идеи величия);

II фактор (гебефренный) — симптомы 3 (эмоциональная отгороженность), 16 (уплощенный или тупой аффект), 13 (моторная заторможенность) 14 (отказ от сотрудничества), 7 (манерность и поза) и 4 (концептуальная дезорганизация);

III фактор (паранойяльный) — симптомы 10 (враждебность), 11 (подозрительность) и 14 (отказ от сотрудничества);

IV фактор (тревожно-депрессивный, меланхолический) — симптомы 9 (пониженное настроение), 5 (чувство вины), 2 (тревога), 1 (соматическая озабоченность) и 6 (напряженность);

V (острый психотический) — симптомы 17 (возбуждение), 18 (дезориентация), 7 (манерность и поза), 4 (концептуальная дезорганизация) и 6 (напряженность).

Таблица 14. Факториальная структура шкалы BPRS (Pichot P. et al., 1969)

Порядковый№ в шкалеСимптомыФакторы
IIIIIIIVV
12Галлюцинации+ + +
15Необычные мысли+ + +
3Эмоциональная отгороженность+ + +
16Притупление аффекта+ + +
13Моторная заторможенность+ + +
14Отказ от сотрудничества+ + ++ + +
10Враждебность+ + +
11Подозрительность+ ++ + +
9Пониженное настроение+ + +
5Чувство вины+ + +
2Тревога+ + +
17Возбуждение+ + +
18Дезориентация+ + +
7Манерность и поза+ ++ + +
4Концептуальная дезорганизация+ +++ + +
6Напряженность+ ++ + +
7Соматическая озабоченность+ +
8Идеи величия+

Примечание. Суммарные коэффициенты (вес) факторной нагрузки признака: + слабый, ++ умеренный, +++ сильный.

На наш взгляд, представляет интерес интерпретация факторов, определяющих симптоматику, отраженную в BPRS, в частности, с точки зрения вовлечения в патологический процесс определенных структур мозга.

Как видно из таблицы, наиболее часто в клиническом статусе больного шизофренией встречается концептуальная дезорганизация или нарушения мышления.

Этот синдром проявляется разорванностью мышления, его неадекватностью, непоследовательностью, бессвязностью, обрывками мыслей, необычными ассоциациями. Оценка нарушенного мышления базируется на высказываниях больного шизофренией, его спонтанной речевой продукциИ.

Нарушение мышления больного особенно заметно в начальной стадии интервью. Можно предполагать, что в структурно-функциональной основе феномена концептуальной дезорганизации лежит поражения лобной доли мозга, возможно, нарушение взаимосвязей между правым и левым полушарием.

Кроме того, нарушение мышления отмечается как во время обострения психоза, так и в его резидуальной фазе и, по — видимому, отражает достаточно серьезное по своей тяжести поражение мозга.

Паранойяльный фактор, вероятно, включает в себя круг симптомов, связанных с особенностями личности больных. Симптомы, обусловленные активностью этого фактора: враждебность, подозрительность, отказ от сотрудничества, нередко можно наблюдать в преморбиде больного и даже у его родственников.

Справедливо предположение, что эти симптомы могут представлять собой сложную реакцию личности на возникновение и специфику проявлений болезни.

Отказ от сотрудничества заметен при наблюдении за больным, последний при наличии данного симптома, негативно относится к интервью, малоконтактен и сопротивляется любым попыткам привлечь его к процессу собеседования. Враждебность и в меньшей степени подозрительность выявляются во время разговора с пациентом.

Враждебность тесно связана с агрессивностью, в словах больного отчетливо проявляется негативное отношение к людям, даже вне ситуации интервью с психиатром. Подозрительность, по-видимому, следует считать симптомом, наиболее близким к феномену бреда.

Пациент считает, что другие люди настроены против него, что-то замышляют или недоговаривают и могут причинить ему бред. Нам представляется, что в генез паранойяльного фактора определяется особенностями личности больных в сочетании с признаками органического поражения определенных структур мозга, в первую очередь его лобной доли.

Фактор, определяющий выраженность тревожно-депрессивной симптоматики, зависит от активности структур лимбической системы, ответственной за эмоциональную сферу больного.

Кроме того, известно, что уровень тревожности во многом зависит от особенностей личности больного.

Сниженное настроение и тревога могут быть заметны при наблюдении за мимикой, жестами и поведением больного, чувство вины обычно выявляется в процессе беседы с ним, анализе его высказываний.

Второй фактор, на наш взгляд, неудачно названный гебефренным, вероятно, обусловлен феноменом гипофронтальности. Этот фактор контролирует наибольшее количество симптомов шизофрении.

Небольшая часть симптомов (манерность, принятие определенных поз, концептуальная дезорганизация) действительно встречается при гебефрении; другие симптомы (эмоциональная отгороженность, отказ от сотрудничества) характерны для синдрома аутизма, относящегося к кругу негативной симптоматики. К последней также следует отнести притупление аффекта и моторную заторможенность (апато-абулический синдром). Анализ данного фактора заставляет предполагать, что в данном случае мы имеем дело со злокачественным типом течения патологического процесса, сравнительно рано повреждающим структуры мозга и приводящим к грубой резидуальной симптоматике.

Определенную сложность представляет собой интерпретация галлюцинаторно-параноидного фактора, активность которого определяет выраженность галлюцинаций, степень нарушения мышления, включая необычные мысли, а также бредовые идеи величия и подозрительность.

Вероятно, генез данного фактора связан не только со структурно-функциональным поражением височных долей мозга, но также отражает заинтересованность лобной доли. Несомненно особенности личности больных накладывают свой отпечаток на клиническую картину, определяемую параноидным фактором.

С учетом предполагаемой многоплановости поражения различных структур мозга, особенностей динамики клинической симптоматики, мы полагаем, что параноидный фактор в большей степени специфичен для шизофрении, чем другие факторы, выделенные шкалой BPRS.

Пятый фактор наглядно иллюстрирует остроту психотической симптоматики: возбуждение, дезориентация, напряженность, измененное поведение (манерность и поза как, возможно, проявления кататонии), а также расстройство мышления (концептуальная дезорганизация) типичны для обострения психоза и могут быть обусловлены интенсивностью патологического процесса, захватывающего не только кору мозга, но и его подкорковые структуры.

Для квантифицированной оценки позитивной и негативной симптоматики шизофрении в соответствии с концепцией T. Crow (1980) и N. Andreasen (1982) была разработана шкала PANSS. Данная шкала оценивает 33 симптома по 7 градациям выраженности.

По шкале позитивных симптомов-7 признаков, негативных — 7 признаков, композитный индекс (позитивная симптоматика минус негативная) — 7 признаков, общая психопатологическая шкала — 16 признаков, агрессия — 3 признака вместе с анамнестическими сведениями.

Шкала PANSS считается точным инструментом диагностики позитивных и негативных симптомов.

Достаточно часто для общей оценки состояния больных шизофренией за рубежом используются CGI (Clinical Global Impression) — шкала общего клинического впечатления.

Динамика социально-профессионального функционирования при шизофрении может быть оценена с помощью шкал SOFAS (DSM- 1V) и PSP (Morosini P. et al., 2000).

Вернуться к Содержанию

Источник: //psyclinic-center.ru/biblioteka-kliniki/kniga-shizofreniya/psihometricheskie-shkaly-ocenki-vyrazhennosti-simptomov

Краткая психиатрическая оценочная шкала – BPRS

Краткая психиатрическая оценочная шкала (BPRS), сделана на основании диагностических принципов депрессии и оценки опроса пациентов с этим нарушением , позволяет быстро оценить выраженность основной симптоматики шизофрении. Однако данная шкала не является диагностическим инструментом.

Современная шкала BPRS включает в себя 18 пунктов, а ее суммарный балл позволяет оценить тяжесть психоза в целом. Оценка наличия и выраженности симптомов BPRS базируется на основе присмотра за больным и анализе его высказываний.

В BPRS принята балльная оценка симптомов, подразумевающая семь категорий, разделенных равномерно квантифицированными интервалами.

Для оценки терапевтической динамики в эксперименте рекомендуется проводить замеры симптоматики в первый, третий и седьмой день терапии и далее еженедельно.

Для определения выраженности симптомов BPRS предложен специальный глоссарий (Bech P., 1986). Продолжительность интервью не должна превышать 30 мин, причем желательно, чтобы больной самостоятельно рассказал о своем состоянии. Каждый последующий балл включает в себя, за исключением 0 оценки, предыдущий, 0 — ставится в случае затруднения оценки статуса пациента.

С точки зрения J.

 Overall (1979), 10 симптомов BPRS позволяют достаточно точно оценить состояние пациентов, больных шизофренией:эмоционально неустойчивое расстройство личности, мировоззренческое расстройство, индивидуальные двигательные расстройства (манерность и поза), экспансивные мысли, неприязнь, осторожность, бредовые поступки, отрицание поддержки, особенная  суть идей и уплощенный или несоответствующий аффект.

В современной шкале BPRS выделяется пять факторов:

  • I фактор (галлюцинаторно-бредовой или параноидный) — симптомы 12 (Бредовые идеи), 15 (Странные мысли), 4 (Особенная суть идей), 11 (Осторожность) и 8 (Экспансивные мысли);
  • II фактор (гебоидный) — симптомы 3 (Эмоционально неустойчивое расстройство личности), 16 (Аффекти́вное уплоще́ние), 13 (Двигательная медлительность) 14 (Отрицание поддержки), 7 (Манерность и поза) и 4 (Особенная суть идей);
  • III фактор (параноидный) — симптомы 10 (Неприязнь), 11 (Осторожность) и 14 (Отрицание поддержки);
  • IV фактор (тревожно-депрессивный, меланхолический) — симптомы 9 (Отрицательные эмоции), 5 (Угрызение совести), 2 (Волнение), 1 (Соматическая озабоченность) и 6 (Настороженность);
  • V (острый психотический) — симптомы 17 (Раздражение), 18 (Дезориентированность), 7 (Манерность и поза), 4 (Особенная суть идей) и 6 (Настороженность).

Факториальная структура шкалы BPRS (Pichot P. et al., 1969)

Порядковый

№ в шкале

I

12

15

3

16

13

14

10

11

9

5

2

17

18

7

4

6

1

8

Симптомы

Факторы

II

III

IV

V

Бредовые идеи

+ + +

Странные мысли

+ + +

Эмоционально неустойчивое расстройство личности

+ + +

Аффекти́вное уплоще́ние

+ + +

Двигательная медлительность

+ + +

Отрицание поддержки

+ + +

+ + +

Неприязнь

+ + +

Осторожность

+ +

+ + +

Отрицательные эмоции

+ + +

Угрызение совести

+ + +

Волнение

+ + +

Раздражение

+ + +

Дезориентированность

+ + +

Манерность и поза

+ +

+ + +

Особенная суть идей

+ +

+

+ + +

Настороженность

+ +

+ + +

Соматическая озабоченность

+ +

Концептуальная дезорганизация

+

Примечание: Суммарные коэффициенты (вес) факторной нагрузки признака: + слабый, ++ умеренный, +++ сильный.

На наш взгляд, представляет интерес интерпретация факторов, определяющих симптоматику, отраженную в BPRS, в частности, с точки зрения вовлечения в патологический процесс определенных структур мозга.

Как видно из таблицы, наиболее часто в клиническом статусе больного шизофренией встречается концептуальная дезорганизация или нарушения мышления.

Этот синдром проявляется разорванностью мышления, его неадекватностью, непоследовательностью, бессвязностью, обрывками мыслей, необычными ассоциациями. Оценка нарушенного мышления базируется на высказываниях больного шизофренией, его спонтанной речевой продукциИ.

Нарушение мышления больного особенно заметно в начальной стадии интервью. Можно предполагать, что в структурно-функциональной основе феномена концептуальной дезорганизации лежит поражения лобной доли мозга, возможно, нарушение взаимосвязей между правым и левым полушарием.

Кроме того, нарушение мышления отмечается как во время обострения психоза, так и в его резидуальной фазе и, по-видимому, отражает достаточно серьезное по своей тяжести поражение мозга.

Паранойяльный фактор, вероятно, включает в себя круг симптомов, связанных с особенностями личности больных.

Симптомы, обусловленные активностью этого фактора: враждебность, подозрительность, отказ от сотрудничества, нередко можно наблюдать в преморбиде больного и даже у его родственников.

Справедливо предположение, что эти симптомы могут представлять собой сложную реакцию личности на возникновение и специфику проявлений болезни.

Отказ от сотрудничества заметен при наблюдении за больным, последний при наличии данного симптома, негативно относится к интервью, малоконтактен и сопротивляется любым попыткам привлечь его к процессу собеседования.

Враждебность и в меньшей степени подозрительность выявляются во время разговора с пациентом. Враждебность тесно связана с агрессивностью, в словах больного отчетливо проявляется негативное отношение к людям, даже вне ситуации интервью с психиатром.

Подозрительность, по-видимому, следует считать симптомом, наиболее близким к феномену бреда. Пациент считает, что другие люди настроены против него, что-то замышляют или недоговаривают и могут причинить ему бред.

Нам представляется, что в генез паранойяльного фактора определяется особенностями личности больных в сочетании с признаками органического поражения определенных структур мозга, в первую очередь его лобной доли.

Фактор, определяющий выраженность тревожно-депрессивной симптоматики, зависит от активности структур лимбической системы, ответственной за эмоциональную сферу больного.

Вместе с тем, было установлено , что уровень тревожности большей частью зависит от особенностей личности больного.

Сниженное настроение и тревога могут быть заметны при наблюдении за мимикой, жестами и поведением больного, чувство вины обычно выявляется в процессе беседы с ним, анализе его высказываний.

Второй фактор, на наш взгляд, неудачно названный гебефренным, вероятно, обусловлен феноменом гипофронтальности. Этот фактор контролирует наибольшее количество симптомов шизофрении.

Небольшая часть симптомов (манерность, принятие определенных поз, концептуальная дезорганизация) действительно встречается при гебефрении; другие симптомы (эмоциональная отгороженность, отказ от сотрудничества) характерны для синдрома аутизма, относящегося к кругу негативной симптоматики. К последней также следует отнести притупление аффекта и моторную заторможенность (апато-абулический синдром). Анализ данного фактора заставляет предполагать, что при данных обстоятельствах мы контактируем  со злокачественным типом течения патологического процесса, сравнительно рано повреждающим структуры мозга и приводящим к грубой резидуальной симптоматике.

Определенную сложность представляет собой интерпретация галлюцинаторно-параноидного фактора, активность которого определяет выраженность галлюцинаций, степень нарушения мышления, включая необычные мысли, а также бредовые идеи величия и подозрительность. Вероятно, генез данного фактора связан не только со структурно-функциональным поражением височных долей мозга, но также отражает заинтересованность лобной доли. Несомненно особенности личности больных накладывают свой отпечаток на клиническую картину, определяемую параноидным фактором. С учетом предполагаемой многоплановости поражения различных структур мозга, особенностей динамики клинической симптоматики, мы полагаем, что параноидный фактор в большей степени специфичен для шизофрении, чем другие факторы, выделенные шкалой BPRS.

Пятый фактор наглядно иллюстрирует остроту психотической симптоматики: возбуждение, дезориентация, напряженность, измененное поведение (манерность и поза как, возможно, проявления кататонии), а также расстройство мышления (концептуальная дезорганизация) типичны для обострения психоза и могут быть обусловлены интенсивностью патологического процесса, захватывающего не только кору мозга, но и его подкорковые структуры.

Шкала положительной и отрицательной симптоматики – PANNS

Для квантифицированного результата положительной и отрицательной симптоматики шизофрении согласно с концепцией T. Crow (1980) и N. Andreasen (1982) была разработана шкала PANSS. Данная шкала оценивает 33 симптома по 7 признакам проявлений.

По шкале позитивных симптомов — 7 признаков, негативных — 7 показателей, сложный индекс (положительные симптомы минус негативные) — 7 признаков, Шкалаобщихпсихопатологических синдромов — 16 признаков, агрессия — 3 показателя вместе с данными истории болезни.

Шкала PANSS считается точным инструментом диагностики положительных и отрицательных симптомов.

Достаточно часто для общей оценки состояния больных шизофренией за рубежом используются CGI (Clinical Global Impression) — шкала общего клинического впечатления.

Динамика социально-профессионального функционирования при шизофрении может быть оценена с помощью шкал SOFAS (DSM-1V) и PSP (Morosini P. et al., 2000).

Источник: //schizophrenia.net.ru/diagnostika/psihometricheskie-shkaly-ocenki-vyrazhennosti-simptomov

WikiMedSpravka.Ru
Добавить комментарий