Принудительное питание

Принудительное кормление – пытка

Принудительное питание

Михаил Ривкин. Нарине Меликян

Перед самым уходом 120 израильских парламентариев на долгие летние каникулы они посвятили несколько часов обсуждению одного из самых спорных законопроектов в израильской истории: законопроекта о принудительном кормлении, касающемся растущего числа палестинских заключенных, объявляющих голодовку.

Отношение к законопроекту сильно разнится. Некоторые представители правых кругов утверждают, что голодающие подобны террористам-самоубийцам. И они правы в том смысле, что новый закон равносилен взрыву в пространстве хрупкой израильской демократии.

Как ни странно, но некоторые  на правом фланге не согласны с законопроектом. «Пусть помирают», — говорят они. Левые утверждают, что принудительное кормление аморально и незаконно, а мотивы его – чисто политические.

Другие попросту заявляют, что страна, запрещающая насильственное кормление гусей, не может применять подобную процедуру к людям.

Израильский медицинский истеблишмент, часто столь же разделенный, как и политический, выражает почти единодушное осуждение. «Это просто безумие, — говорит проф. Авиноам Рехеш, в прошлом председатель комиссии по этике Израильской медицинской ассоциации. – Государство не может переложить свою политическую проблему на медицинское сообщество».

В Израиле есть человек, для которого принудительное кормление – не политический или философский вопрос.

Для Михаила Ривкина, (61) члена правления организации «Наше наследие – Демократическая Хартия», приехавшего в Израиль в 1989 году, это — глава его трудной истории политзаключенного в советских лагерях с 1982 по 1987 годы.

Он подвергался принудительному кормлению пять раз, и это для него все еще травма и сейчас, когда мы беседуем в уютном тель-авивском кафе. Ривкин, консервативный раввин, — не единственный в Израиле бывший советский заключенный, испытавший эту форму пытки, как определяют принудительное кормление некоторые международные конвенции.

Однако этот «вечный диссидент» и убежденный «левый» — среди склоняющейся вправо русскоязычной общины – единственный, кто с готовностью высказывается на эту тему. «Не делайте этого, — убеждает он израильских законодателей в эксклюзивном интервью сайту i24news.

Принудительное кормление во многом подобно изнасилованию – здесь тоже посягают на автономное человеческое тело. Те, кого заботит имидж Израиля, не должны допустить попадания нашей страны в клуб диктатур, использующих принудительное кормление в качестве политического инструмента.

Я понимаю тех, кто продвигает этот законопроект в надежде, что он послужит средством устрашения. Но они должны иметь в виду, что могут получить обратный эффект: массовые голодные забастовки заключенных, знающих, что им не дадут умереть.

С какой бы стороны на это не смотреть – это мерзость и ужасная ошибка.

Резиновая трубка в носу

Принудительное кормление – один из тяжелейших опытов многолетнего пребывания в советской тюрьме.

Все началось с того, что Ривкин, работавший научным сотрудником в Академии наук в Москве, присоединился к группе левых интеллектуалов, получившей позже название «Молодые социалисты».

Целью их было подготовить почву для новой политической системы, и с этой целью они создали документ, озаглавленный «Варианты» — сборник аналитических статей общим объемом в 100 машинописных страниц, отпечатанный в пяти экземплярах.

Среди заинтересованных читателей оказались сотрудники КГБ. Ривкин был арестован, предстал перед судом и был приговорен к семи годам заключения и еще пяти – ссылки. Его освободили через пять лет благодаря Андрею Сахарову, легендарному правозащитнику, который потребовал этого от тогдашнего президента Михаила Горбачева.

Ривкин впервые объявил голодовку еще во время предварительного заключения, в ожидании постоянно откладываемого процесса. На третий день в его камеру вошел полковник КГБ и сказал: «Вы думаете, мы будем дожидаться, пока вы всерьез заболеете? Этого не будет. Мы используем принудительное кормление через нос, и поверьте, вам это не понравится».

Полковник оказался прав. На следующий день в камеру ввалились несколько охранников и человек в белом халате, они привязали Ривкина к кровати и вставили в нос резиновую трубку. Боль была невыносимой; когда они ушли, все вокруг было в крови. Принудительное кормление через нос было незаконным и в СССР, но только не в следственном изоляторе КГБ.

Четыре других цикла принудительного кормления – в тюрьме Чистополя, республика Татария – были немного легче.

За чашкой какао Ривкин наглядно описывает процедуру: рот с силой раскрывают, между зубов вставляется специальное устройство, чтобы не дать им сомкнуться, и вводится трубка – как можно глубже.

Ривкин тогда содержался в карцере, там не было ни кровати, чтобы прилечь, ни одежды, чтобы защититься от невыносимого холода.

Много позже его врач признался, что, как ему казалось, к пище, вводившейся через эту ужасную трубку, было подмешано какое-то неидентифицируемое вещество. Но хуже всего было унижение. «В первый раз я по-настоящему сопротивлялся, отчаянно пытался сомкнуть челюсти, чуть не сломав зубы.

Когда они приходили во второй и третий раз, сопротивление было скорее символическим. Ты знаешь, что этого не избежать. И уже начинаешь ждать тепла, которое распространяется по твоему телу. Вот так оно происходит, — добавляет он с грустью. – В ходе голодовки ты используешь собственное тело как оружие.

А они его у тебя отбирают».

Описав физические и психологические стадии голодовки, Ривкин возвращается к теме бессмысленности принудительного кормления. «Скажут, я знаю, что здесь все проходит совсем по-другому, под тщательным контролем. Но результаты часто оказываются непредсказуемыми, — предупреждает он. – Я знал одного диссидента-эстонца, объявившего голодовку.

Его должны были перевезти в другую тюрьму. Для уверенности, что он переживет путешествие, ему дали двойную порцию – «на дорожку». Его желудок буквально взорвался. Каждый человеческий организм – особенный, и при любых предосторожностях нельзя предусмотреть всего.

Первый же случай принудительного кормления согласно новому закону покроет Израиль несмываемым позором».

Лили Галили – колумнист, анализирующий проблемы израильского общества, специалист в области иммиграции из бывшего СССР. Она соавтор книги «Миллион, изменивший Ближний Восток».

Оригинал публикации на сайте i24news

Источник: //relevantinfo.co.il/prinuditelnoe_kormlenie/

Мы изучили, как в России устроено принудительное питание заключенных. Людей кормят по нормам 1958 года, методы — пыточные — Meduza

Принудительное питание

5 октября украинский режиссер Олег Сенцов заявил, что прекращает голодовку, которая продолжалась 145 дней. По его словам, он принял такое решение из-за сотрудников ФСИН, которые решили перевести его на принудительное кормление.

По словам адвоката Сенцова Дмитрия Динзе, режиссеру было сказано, что «его вывезут в реанимацию, там прикуют к кровати, вставят трубку и будут принудительно кормить».

Мы изучили исследования, нормативные и судебные документы и выяснили, что принудительное кормление в России практически не регулируется, поэтому сотрудники ФСИН руководствуются недействующими советскими приказами и кормят осужденных по нормам 1958 года.

Принудительное кормление — это такая процедура, которой иногда достаточно пригрозить, чтобы добиться прекращения голодовки

В сентябре 2015 года Руслан Озниев, осужденный в 2011-м на 17 лет за попытку совершить теракт в Москве, подал в суд на администрацию колонии. В иске он указывал, что объявил голодовку, протестуя против нарушения своих прав.

Озниев утверждал, к примеру, что сотрудники не пускают его смотреть телевизор, не выдают положенное молоко, заставляют слушать музыку, которую не подобает слушать мусульманину. Через шесть дней после начала голодовки, сообщал заключенный, его начали кормить принудительно, «фиктивно указав на плохое состояние».

По словам Озиева, его кормили мясным бульоном, хотя религия запрещает ему есть такую еду. Начальник медсанчасти отказывался менять рацион, но позже его подчиненные все-таки согласились давать осужденному не бульон, а воду с медом, финики и орехи.

«Данные действия были направлены на подавление воли к защите своих прав путем голодовки до приезда прокурора», — сказано в иске. Суд решил, что администрация колонии действовала правильно.

Мы не знаем, как часто в России применяется принудительное кормление к заключенным, объявившим голодовку: в открытом доступе статистики нет, а на запрос «Медузы» во ФСИН не ответили. Опрошенные нами правозащитники сказали, что им не приходилось заниматься такими случаями. Из судебных документов ясно, что такая практика все-таки существует, хотя, видимо, и редко применяется.

Во всяком случае, сотрудники колоний и изоляторов могут угрожать заключенным принудительным кормлением: Сенцов держал голодовку 145 дней, но отказался от нее, когда узнал, что с ним могут сделать.

«Перед началом каждого , — пишет в своей работе доцент кафедры уголовно-исполнительного права и криминологии Кузбасского института ФСИН Егор Новиков, — осужденный имеет право на получение информации о том, каким способом (оральным — введение питательной смеси через ротовую полость; ректальным — введение питательной смеси и (или) медицинских препаратов в прямую кишку) и с помощью каких средств (назо-эзофагеального зонда, фарингеального зонда, гастростомической трубки и др.) будет проводиться соответствующая медицинская процедура. Как правило, предоставление подобной информации производит на осужденных сильное впечатление».

Сотрудники ФСИН принудительно кормят осужденных по отмененным советским нормам. Потому что современных регламентов просто нет

В Уголовно-исполнительном кодексе принудительное кормление описано одной фразой. «В случаях отказа осужденного от приема пищи и возникновения угрозы его жизни допускается принудительное питание осужденного по медицинским показаниям», — говорится в четвертой части 101-й статьи.

В законе, который регулирует содержание людей в следственных изоляторах, уточняется, что принудительное кормление должно применяться на основании письменного заключения врача и в присутствии медицинского работника.

Но никаких подзаконных актов, в которых объяснялось бы, как именно нужно действовать сотрудникам ФСИН и медицинско-санитарных частей, просто не существует.

Процедура принудительного кормления в целом очень плохо описана в документах.

Этой проблеме почти полностью посвящена 170-страничная монография «Принудительное питание осужденных к лишению свободы», изданная в 2018 году под общей редакцией начальника Академии ФСИН России Александра Крымова.

Как отмечают авторы, никто даже не знает, чем должны кормить людей на голодовке — какими-то продуктами или просто вводить медицинские препараты.

В статье уже упомянутого нами Егора Новикова говорится, что пробел в законодательстве вынуждает сотрудников готовить питательную смесь для принудительного кормления по нормам несуществующего приказа.

Речь идет о приложении к приказу Минюста от 2005 года, который прекратил действовать в 2016-м; в документе четко говорилось, какие продукты и в каком объеме нужно давать при принудительном питании:

  • Крупа манная или овсяная — 50 граммов
  • Мясо для бульона — 200 граммов
  • Масло коровье — 30 граммов
  • Яйцо куриное — 2 штуки
  • Сахар — 100 граммов
  • Молоко коровье — 800 миллилитров
  • Соль — 10 граммов
  • Аскорбиновая кислота — 100 миллиграммов

Как следует из статьи «Принудительное питание осужденных к лишению свободы», эти нормы взяты из советского приказа 1958 года. В 1992 году в него внесли только одно изменение — увеличили в 10 раз норму аскорбиновой кислоты (до этого полагалось только 10 миллиграммов).

Врач-гастроэнтеролог из клиники «Рассвет» Алексей Парамонов рассказал «Медузе», что в медицине принудительное кормление иногда применяется к людям с анорексией. По его словам, пациенты с таким заболеванием, даже умирая, могут не признавать, что умирают из-за того, что не едят, — они считают себя слишком толстыми и хотят еще больше похудеть.

В случае угрозы жизни их кормят через зонд — это тонкая трубка, которая, как правило, вставляется через нос. Если пациент не сопротивляется, установить такую трубку — дело одной минуты, это безболезненно, и потом она никак не мешает. Сложнее, если человек вырывает трубку и сопротивляется.

«В таких случаях приходится прибегать к медикаментозному сну, менее правильная практика — связывание», — сказал Парамонов.

Комментируя список продуктов для принудительного питания осужденных из приказа Минюста, Парамонов сказал, что только «в доисторическую эпоху» в таких случаях смешивали обычную еду и вводили ее через зонд. Последние 20 лет так никто не делает — для этого используют готовые питательные смеси, которые производят фармацевтические компании.

Если человек принимает сознательное решение отказаться от пищи, его нельзя кормить силой. Это противоречит врачебной этике

Всемирная медицинская ассоциация в 1992 году выпустила декларацию, в которой говорилось, что принудительное кормление человека, прямо и осознанно отказавшегося от пищи, неоправданно за некоторыми исключениями: например, если пациент уже не может принимать решения и при этом не оставил никаких инструкций на этот случай.

В той же декларации сказано, что ректальный метод принудительного кормления не должен применяться ни при каких обстоятельствах. Мы не знаем, применяется ли в России этот метод на практике, но он по меньшей мере не осуждается.

Например, в одном из исследований авторы отмечают, что применение питательных клизм очень ограниченно, «так как в нижнем отрезке толстого кишечника, куда поступает содержимое, введенное с помощью клизмы, всасывается только вода, физиологический раствор, раствор глюкозы и спирт».

И там же упоминается рекомендация не ставить питательные клизмы чаще одного-двух раз в день, чтобы не вызвать раздражение прямой кишки.

Запрет на принудительное кормление есть в законодательстве многих стран. Например, в Белоруссии запрещено принудительно кормить голодающих, если только отказ от приема пища не вызван психическим расстройством, из-за которого человек не может принять осознанного решения.

И эта норма соответствует рекомендации, которую в 1998 году дал комитет Совета министров государств — членов Совета Европы.

Но там уточняется, что если человеку стало совсем плохо, врач должен поставить в известность власти и действовать исходя из национальных законов и профессиональных стандартов.

По российским законам любое медицинское вмешательство может применяться к осужденному только с его письменного согласия. Но принудительное кормление не считается медицинским вмешательством, поэтому под эту норму не подпадает.

Российские методы принудительного кормления — это пытка

Европейский суд по правам человека не считает само по себе принудительное кормление ради спасения жизни чем-то недопустимым. Но в ЕСПЧ подчеркивают, что эта процедура должна проводиться максимально гуманно — так, чтобы кормление не становилось пыткой и не унижало достоинство человека. В 2005 году ЕСПЧ вынес постановление по делу Невжмерицкого против Украины.

Бывший менеджер банка объявил в изоляторе голодовку, его стали кормить принудительно. Приковывали наручниками, вставляли и силой вводили в пищевод зонд, несмотря на сопротивление. Суд признал такое обращение пыткой.

В постановлении отмечается, что государство-ответчик не смогло предъявить доказательства, что у Невжмерицкого были какие-то медицинские показания к принудительному кормлению.

В 2011 году Куйбышевский районный суд Иркутска рассматривал похожее дело. Заключенный тоже заявил, что его начали кормить принудительно без медицинских показаний.

Он рассказал, что его «под конвоем доставили в кабинет врача, где, применяя спецсредства-наручники, в принудительном порядке осуществили насильственные физические действия по открытию рта для ввода резинового шланга, через который стали вводить жидкую пищу».

По словам Фомина, его принудительно кормили систематически, в течение длительного срока — для того чтобы помешать его протесту. Он просил суд признать эти действия пыткой.

Сотрудница медсанчасти описала процедуру кормления Фомина примерно так же.

Она рассказала суду, что медработники, принимая решение о принудительном кормлении, руководствуются соответствующим приказом МВД СССР, которым урегулирована эта процедура.

Очевидно, речь идет о приказе 1984 года — он был секретным, потом использовался под грифом «для служебного пользования» (то есть его нельзя было публиковать в открытом доступе) и прекратил действовать в 1999 году.

Суд решил, что принудительное кормление с применением силы и наручников применялось только один раз, поэтому данную процедуру нельзя считать пыткой.

Сотрудники колоний и изоляторов не видят большой проблемы в использовании наручников и других специальных средств при принудительном кормлении.

В монографии 2018 года, о которой мы писали выше, приведены результаты опроса, где сотрудникам предложили продолжить фразу: «Для обеспечения процедуры принудительного питания в законодательстве необходима возможность использования и применения…» Список четырех самых популярных ответов выглядит вот так:

  1. Физическая сила и специальные средства
  2. Специальный зонд для кормления и воронка
  3. Медицинское оборудование и медикаменты
  4. Смирительная рубашка

Александр Борзенко, Денис Дмитриев

При участии Анны Агафоновой

Источник: //meduza.io/feature/2018/11/06/my-izuchili-kak-v-rossii-ustroeno-prinuditelnoe-pitanie-zaklyuchennyh-lyudey-kormyat-po-normam-1958-goda-metody-pytochnye

Принудительное питание

Принудительное питание

Существует множество методов принудительного питания, имеющихся в распоряжении практикующего врача, — от ораль­ного принудительного кормления до многочис­ленных методов энтерального питания.

Пищу можно вводить через:

  • назо-эзофагеальный зонд
  • фарингеальный зонд
  • эзофагеальный зонд
  • гастростомическую трубку, размещенную с по­мощью специальных устройств, в том числе методом чрескожной эндоскопически контро­лируемой гастростомии (ЧЭГ)
  • еюностомическую трубку

При каждом методе используется множество раз­личных зондов или трубок для принудительного питания. У каждого пути введения пищи имеются свои преимущества и недостатки.

Путь введения пищи для конкретного больно­го выбирается с учетом возможности наполнения кишечника в соответствии с его функцией.

Други­ми словами, если пациенту поставили диагноз мегаэзо­фагус и при этом требуется размещение трубки для искусственного питания, то следует устанавливать гастростомическую питательную трубку, например, путем проведения ЧЭГ, тогда как при тяжелой форме гингивита или стоматита, когда больной не может (или не хочет) есть, уместно использовать эзофагостомическую трубку. Второе практическое пра­вило: можно выбрать способ принудительного питания, наилучшим образом подходящий для индивидуальной ситуации, ответив на следующие вопросы:

  • Планируется ли оставить трубку для искус­ственного кормления на длительное время?
  • Существует ли риск, связанный с анестезией, в результате которого установка зонда/трубки может нанести вред здоровью?
  • Какой тип диеты требуется больному? (Некоторая пища не проходит через зон­ды с небольшим диаметром, например назоэзофагальные или еюностомические.)

И наконец, крайне важно обсудить с родственниками больного принимаемое решение, поскольку он дол­жен быть согласен обеспечивать необходимое корм­ление, когда больного можно будет забрать домой.

Многие родственники могут кормить больного 4 раза в день, что обычно требуется при установке эзофагостомических трубок или размещении гастростомической трубки методом ЧЭГ.

Однако у больных с еюностомическими трубками болюсное трех-­четырехразовое кормление с большой долей вероят­ности приведет к диарее в связи с объемной и осмо­тической перегрузкой тонкого отдела кишечника.

По­этому при кормлении через еюностомическую трубку требуется очень частое (через каждые 2-3 часа) или непрерывное введение питательной смеси неболь­шими порциями с использованием инфузомата (ав­томатического помпового шприца для инфузий), что невозможно обеспечить в домашних условиях. Таким образом, при выборе наилучшего способа принудительного питания необходимо учитывать не только потребности больного, но и возможности тех, кто непосредственно бу­дет ухаживать за больным.

Когда путь поступления питательной смеси опреде­лен, следует разработать план кормления. Существу­ет несколько моментов при разработке такого плана, первый из которых — определить, сколько калорий требуется больному в индивидуальной ситуации.

Второй заключается в выборе пищи для принудительного питания (на основе вида зонда/трубки, наличия требуемого корма в продаже и индивидуальных потребностей больного) и, наконец, следует учесть продолжитель­ность искусственного кормления, частоту и объем пищи для введения.

Необходимое количество калорий при принудительном питании для каждого больного может быть рассчитано с помощью раз­личных уравнений.

Но, как правило, для тяжелобольных больных, которые не в состоянии были потреблять пищу или у которых были наруше­ния, затрудняющие усвоение пищи, основная задача состоит в достижении потребления калорий, покры­вающих энергетическую потребность больного в состоянии покоя (RER).

Для большинства пациентов RER — это все, что им необходимо, даже если больной находится в состоянии тяжелого метаболического стресса.

Пациентам при тяжелых метаболических на­рушениях (например, при ожогах) могут требоваться дополнительные калории (1,25-1,5 х RER), но в боль­шинстве случаев обеспечение RER является более чем достаточным для поддержания функции кишеч­ника, иммунной системы и основных потребностей белкового и энергетического обменов. Самое простое уравнение, используемое в клинической практике, — линейное уравнение:

RER = 30 х МТ (кг) + 70.

Многие эксперты по питанию используют следую­щее уравнение, наиболее точное для расчета RER у очень мелких или очень крупных больных:

RER = 70 х МТ075 (кг).

После расчета RER больного следующий шаг заключается в выборе диетического корма, который лучше всего подходит при коррекции заболевания (например, высокоусвояемая или высокоэнергети­ческая/восстанавливающая диета; гипоаллергенные продукты или диета с гидролизованными компонентами).

После определения требуемой калорийности и вы­бора диеты заключительным шагом становится опре­деление лучшей консистенции питательной смеси для принудительного питания больного.

Через трубку для энтерального питания № 10 или больше по шкале Шаррьера можно вводить большинство видов консервированного кор­ма после предварительного измельчения их в бленде­ре до состояния кашицы или суспензии.

Для зондов с меньшим диаметром, особенно назо-эзофагеальных зондов и еюностомических трубок (обычно их раз­мер № 5 или меньше по шкале Шаррьера), требуется жидкая форма питательной смеси, поскольку пищу, измельченную в блендере или размятую, через та­кую трубку ввести будет затруднительно.

Самая рас­пространенная жидкая питательная смесь (Clinicare (Abbott Labs) в США и Reanimyl (Virbac) в Великобритании) представляет собой сба­лансированный и высококалорийный продукт для принудительного питания с умерен­ным содержанием жиров и высоким содержанием углеводов, подходящий для людей с нормаль­ной функцией ЖКТ.

Однако больным с серьезными заболеваниями ЖКТ, при непереносимости жиров или с потребностью в пище с низким содержанием углеводов, подобное питание может не подойти.

В медицине существует широкий диапазон продуктов, предлагаемых для энтерального питания больных людей и содержащих жиры, белки и углево­ды в различной концентрации, которые могут также использоваться для непродолжительного принудительного питания. К сожалению, это принудительно питание не удовлетворяет потребности в белке и в нем содержится недо­статочное количество аминокислот (например, таури­на, аргинина и карнитина) и других питательных ве­ществ (например, арахидоновой кислоты, некоторых витаминов группы В), необходимых этим больным, и поэтому не может применяться для их кормления без компенсации недостатка этих веществ.

Возникли вопросы или что-то непонятно? Спросите у редактора статьи – здесь.

Когда определены количество и тип пищи, необ­ходимо разработать эффективный план ее введения с минимальной вероятностью провоцирования рвоты и других осложнений.

Для большинства пациентов более подходящим является частое принудительное питание небольшими порциями, а не болюсное введение больших объемов пищи, поскольку желудок не способен к бы­строму растяжению.

В первый день человека кормят 4-6 раз, вводя через зонд/трубку половину от рассчитанного количества пищи, обеспечивающей RER. Если это количество переносится больным без осложнений, то на следующий день объем пищи увеличивается на четверть, и так далее.

Некоторые больные с заболеваниями ЖКТ не в состоянии вос­принять количество пищи, удовлетворяющее RER; однако, даже если больной может принять объем пи­тательной смеси, на 50% соответствующий RER, это снижает риск транслокации кишечных бактерий, им­мунодефицита вследствие недостатка белка и гибели в результате сепсиса.

Статью подготовил и отредактировал: врач-хирург Пигович И.Б.

Источник: //surgeryzone.net/medicina/prinuditelnoe-pitanie.html

Лекции, коктейли и пытки запахом. Как ФСИН будет спасать Сенцова от голода

Принудительное питание

Лайф разбирался, какими законами регламентируется принудительное питание голодающих, когда его применяют, как и чем кормят арестантов и заключённых. Как выяснилось, у ФСИН есть много способов, как поддержать Сенцова и не дать ему умереть.

42-летний гражданин Украины Олег Сенцов, который отбывает 20-летний срок за терроризм в ИК-8 “Белый медведь” в ямальском Лабытнанги, голодает уже 100 дней.

Во ФСИН признают право Сенцова на голодовку, но погибнуть ему не дадут: он находится в медчасти, где врачи пристально следят за его здоровьем.

По словам источника Лайфа во ФСИН, по согласованию с самим Сенцовым врачи дают ему специальные питательные смеси в виде коктейля, включающие в себя все необходимые организму вещества, минералы и витамины.

— Теоретически на такой поддержке он может голодать сколько угодно, — рассказал Лайфу источник.

Если вдруг состояние Сенцова будет вызывать беспокойство у медиков, тогда во ФСИН могут принять решение о его принудительном питании.

Олег Сенцов. © РИА Новости / Сергей Пивоваров

Несмотря на то что Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) приравнивает принудительное питание к пыткам, российское законодательство эту процедуру официально разрешает.

Есть Федеральный закон от 15 июля 1995 года “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”, который подписал ещё тогдашний президент Борис Ельцин.

В нём есть отдельная статья 42 — “Меры, принимаемые при отказе от приёма пищи”.

В статье подробно оговаривается, что может делать администрация колонии или СИЗО в случае голодовки арестанта и ухудшения его состояния.

Если человек объявил голодовку, администрация колонии должна сначала выяснить причину. Если причины обоснованные, тогда администрация колонии или СИЗО должна “принять меры к удовлетворению предъявленных требований”. Объявивший голодовку арестант по возможности содержится отдельно от других и находится под постоянным наблюдением медиков.

На основании письменного заключения врача, у которого вызывает беспокойство состояние заключённого, могут быть применены меры, “в том числе и принудительного характера, направленные на поддержание здоровья отказывающегося от приёма пищи подозреваемого или обвиняемого, если его жизни угрожает опасность”.

Врач осматривает осуждённого. © РИА Новости / Владимир Вяткин

Источники Лайфа во ФСИН рассказали, что тюремщики спокойно относятся к голодовкам, потому что считают это своеобразной формой шантажа со стороны заключённых и арестантов.

— Последним человеком, который голодал принципиально и честно, был академик Андрей Сахаров, — рассказал Лайфу источник. — Современные голодовки — это только попытка заработать популярность, авторитет или другие дивиденды.

С первых дней голодовки с заключёнными начинают работать врачи и психологи. Они терпеливо объясняют человеку последствия голодовки для его здоровья, а также рассказывают, когда и как у него начнут отказывать органы и что после этого с ним произойдёт.

Обычно это заставляет зэка задуматься: он либо отказывается от голодовки, либо соглашается на поддерживающее питание — бульон или специальные коктейли. Такие коктейли начинают поставлять в колонию, как только заключённый напишет заявление о голодовке.

По правилам в камеру к заключённому продолжают приносить его обычные завтрак, обед и ужин. Выбор остаётся за ним — будет он есть или нет.

Помимо уговоров, по словам источника, персонал колонии может практиковать “гастрономические пытки”: это когда около камеры с голодающим начинают готовить пищу с сильными и вкусными запахами.

— Смею вас заверить, что мало кто выдерживает такую пытку запахом, — пояснил источник.

Если состояние голодающего ухудшается, то тогда администрация колонии или СИЗО по согласованию лично с директором ФСИН принимает решение о его принудительном питании.

— Если голодовка угрожает состоянию здоровья или жизни человека, то разрешается применять к нему принудительное питание, — рассказал Лайфу источник во ФСИН. — Однако не нужно рисовать ужасающие картины пыток: никто не будет связывать человека цепями, вставлять в горло шланг, как это было в случае с Сахаровым в советские времена. Всё происходит только при согласии человека.

По его словам, сама процедура принудительного питания заключённого проводится только за пределами колонии или СИЗО.

— Человека в сопровождении врача и под конвоем отправляют в ближайшую гражданскую больницу, в которой есть необходимые инструменты и возможности для принудительного питания, — добавил источник.

Искусственное кормление осуществляется с помощью зонда, который вводят через нос или рот в полость желудка. На другом конце есть воронка для питательного раствора. Кормление производят один-два раза в сутки путём введения искусственных питательных смесей.

Они бывают в сухой и жидкой форме, могут также подаваться в бутылочке, поильнике, с ложки.

Например, это нутридринк — жидкая смесь высокой калорийности, содержащая большой объём молочного белка и предназначенная для восполнения дефицита витаминов, микроэлементов, углеводов, белков и жиров.

Кормить через зонд может только врач. Или очень опытная медсестра, но обязательно в присутствии врача. Если человек сопротивляется кормлению, тогда может понадобиться помощь персонала для его удержания. Например, один санитар держит его голову, другой — руки.

Во ФСИН говорят, что в истории новейшей России ещё ни разу не пришлось принудительно кормить заключённого или арестанта. Пока сотрудникам пенитенциарной системы удавалось заставлять зэков питаться с помощью уговоров или разных хитростей.

Приём пищи осуждёнными. © РИА Новости / Антон Денисов

— В декабре 2014 года украинская лётчица Надежда Савченко объявила голодовку, но теперь можно сказать, что она бы не умерла: ей давали питательные смеси, а кроме того, одна из наших сотрудниц лично готовила дома оладьи и носила их арестантке. Та с удовольствием уплетала их за обе щёки, — рассказал Лайфу источник во ФСИН.

Осенью 2014 года в столичном СИЗО № 3 объявил голодовку известный националист и лидер движения “Оккупай-педофиляй” Максим Марцинкевич (Тесак), протестуя против отказа следствия приобщить к делу заключение независимой экспертизы и назначить новую. Тесак продержался 67 дней, сбросив 43 кг. ФСИН тогда также собирался принудительно его кормить, но Марцинкевич сам прекратил голодовку.

Источник: //life.ru/p/1145325

WikiMedSpravka.Ru
Добавить комментарий