Губчатые энцефалопатии

Губкообразная энцефалопатия крупного рогатого скота. – Ветеринарная служба Владимирской области

Губчатые  энцефалопатии

Губкообразная энцефалопатия крупного рогатого скота (ГЭ КРС) -медленно развивающаяся инфекционная прионная трансмиссивная болезнь взрослого крупного рогатого скота, характеризующаяся длительным, до 2.5-8 лет, инкубационным периодом и проявляющаяся поражением центральной нервной системы со 100% летальностью.

Историческая справка.

Губкообразная энцефалопатия впервые была зарегистрирована в 1985—1986 годах в Великобритании под названием «болезнь бешеной коровы». Хотя ранее имелись данные, что болезнь подобного рода была еще раньше в 1965году, когда заболело около 200 тысяч коров в возрасте от 3 до 5 лет.

Практически почти одновременно данную болезнь установили в Ирландии.

В последующие 10 лет произошло распространение ГЭ КРС на другие страны — Франция, Португалия, Швейцария, Германия, Нидерланды, Италия, Дания, Словакия, Финляндия и др. В результате завоза инфицированного скота имели место случае заболевания ГЭ КРС в Канаде, Израиле,Омане, Японии, Австралия.

На сегодняшний день установлено, что ГЭ КРС появилась в результате экс-позирования на крупном рогатом скоте скрейпи (скрепи) — подобного агента (возбудителя скрейпи овец), находившегося в мясо-костной муке, которая и входила в рацион крупного рогатого скота.

В России болезнь не регистрировалась.

Экономический ущерб. ГЭ КРС нанесла европейским странам громадный экономический ущерб, ввиду того, что было уничтожено около 4миллионов голов крупного рогатого скота. Только одна Великобритания понесла экономический ущерб в сумме 7миллиардов фунтов стерлингов.

В результате ГЭ КРС, произошло разорение большого числа фермеров, сократился рынок мясной продукции.

Болезнь несла дополнительно социальную напряженность, ввиду того, что от нее в мире умерло около 200 человек и около 70 тысяч человек по этой причине могли заболеть болезнью Крейтцфельда -Якоба.

Этиология. К настоящему времени в мире принята прионная концепция ГЭ КРС. Прион — в переводе означает «белковая инфекционная частица». Он имеет очень малые размеры (м м 28-30 КD)ми высокая устойчивость к физическим и химическим факторам. В ткани мозга и селезенке белки PrP 27-32 KD полимеризуясь, образует специфические скрепи — ассоциированные фибриллы (САФ фибриллы).

Сам возбудитель представлен только белком без нуклеиновой кислоты и поэтому выдерживает кипячение, многократное замораживание и оттаивание, не гибнет при температуре 115° С в течении 30минут, при 90° С в течении 1часа.

Автоклавированием (18 минут при 134-138° С или при при том же режиме 6 циклов по 3 минуты). Возбудитель выдерживает несколько месяцев действие 12%-го формалина и рН от 2 до 10,5.

В 20%-ном растворе формалина инфекционность не утрачивается 18 часов при 37° С.

В качестве дезинфицирующего средства используют 8%-й раствор гидрооксида натрия, с воздействием на возбудителя в течении 1 часа при температуре + 20°С.Относительно эффективен 2%-й гипохлорит натрия при воздействии в течение 2 часов при температуре +20°С.

Эпизоотологические данные. В естественных условиях к ГЭ КРС восприимчив крупный рогатый скот, особенно в 4-х летнем возрасте, а также парнокопытные шести видов (антилопа южно-африканская, куду, и ньяла, сернобык, аравийский орикса и др.) и кошачьи 4 видов. Экспериментально можно заразить овец, свиней, норок, крыс, мышей, хомяков и обезьян.

Болезни в большей степени подвержен молочный скот. Заболевают ГЭ КРС в основном коровы, реже племенные быки. При употребление продуктов убоя больных ГЭ КРС могут заболеть люди болезнью Крейтцфельда-Якоба. При этом особенно опасны в употреблении головной и спинной мозг убитых животных.

Мясо и молоко от больных животных в принципе не являются опасными, ввиду того, что прионы в них содержатся в незначительных количествах.

Источником возбудителя инфекции являются больные и находящиеся в инкубационном периоде животные. Факторами передачи возбудителя инфекции являются продукты убоя овец, больных скрейпи, и крупного рогатого скота больного ГЭ, в том числе находящихся в инкубационном периоде заболевания.

Возбудитель болезни передается от больного животного здоровому алиментарным путем, при поедании зараженного корма(мясо -костная мука) Возможна (до 10-20%) вертикальная передача, но она существенно не влияет на распространение эпизоотии.

В Великобритании распространению болезни способствовали следующие причины:

  • Увеличение поголовья овец и возросшие объемы переработки (включая головы) на мясокостную муку.
  • Изменение с середины 70-х годов 20века на утильзаводах страны режимов стерилизации сырья животного происхождения (замена термообработки сушкой с органическими растворителями).
  • Увеличение производства молока, требовавшего более раннего отъема телят и интенсивного их откорма с использованием мясокостной муки.

В итоге все это привело к более массовому применению в пищевой цепи мясокостной муки, которая оказалась контаминированной прионами.

Патогенез. Патогенез недостаточно изучен. Предполагается, что патогенный прион, попав в организм, обычно алиментарным путем в начале реплицируется в селезенке и других органах системы мононуклеарных фагоцитов (лимфоидных органах), а затем и мозгу.

При попадании инфекционного прионного белка в здоровый организм животного в результате соединения одной молекулы инфекционного прионного белка PrPsrc одной молекулой клеточного (нормального) прионного белка PrPc в молекуле последнего происходят пространственные изменения: две из четырех спирально завитых структур в молекуле клеточного прионного белка вытягиваются и т.д. Под действием приона, излюбленным местом локализации которого является головной мозг, у животного развивается энцефалопатия т.е. в мозжечке, стволовой части головного мозга происходит какуолизация нейронов и серого мозгового вещества, имеет место пролиферация астроцитов. При этом воспалительной реакции нет. В мозгу больной ГЭ КРС накапливается около миллиона инфекционных единиц на грамм, в то время как в мышцах и молоке не обнаруживают инфекционных частиц. В костях (за исключением черепа и позвонков, в которых могут присутствовать остатки мозга) и коже КРС, больного ГЭ, возбудителя болезни нет. Это является очень важным, поскольку они используются для приготовления желатина и коллагена. Патоморфологические изменения в головном мозге приводят к развитию соответствующих симптомов болезни, сопровождающихся нервным синдромом.

Течение и симптомы болезни. Инкубационный период составляет от 2,5 до 8 лет, в отдельных случаях он может растягиваться до 25-30лет. Чаще болеют животные в возрасте от 2-х лет. Течение болезни прогрессирующее, без ремиссий.

Болезнь протекает без повышения температуры тела животного, при сохраняющемся аппетите. Несмотря на нормальный аппетит, у коров снижается молочная продуктивность. Клиническое проявление болезни наблюдается у животных старше 2 лет и характеризуется признаками поражения центральной нервной системы.

При ГЭ выявляем три типа нервных явлений.

Первый тип нервных явлений сопровождается развитием у животных чувства страха, нервозности, особенно когда животное входит в помещение, боязнь дверных проемов, агрессивности (которая является лишь следствием нервного состояния животного), скрежета зубами, беспокойства, боязливости, перемены иерархического места в стаде, стремления отделится от остальных животных стада, возбудимости, дрожания отдельных участков тела или всего тела, нераспознавания препятствий, ляганием при нормальном к ним обращении, атаксии задних конечностей (корова поднимается с пола как лошадь), частых движений ушами, облизывание носа, почесывание головы ногой, и о различные предметы. Вышеперечисленные симптомы встречаются у 98% больных животных.

Второй тип нервных явлений характеризуется наличием у больных животных двигательных расстройств: рысистые движения, «загребание передними конечностями», «подкашивание» задних – при быстром повороте животного, падение, приподнятый хвост.

При третьем типе нервных явлений происходит нарушение чувствительности, когда у больных животных отмечаем гиперстезию при шуме, прикосновении и свете.

Продолжительность болезни от нескольких недель до 12 месяцев и больше. Болезнь всегда заканчивается смертью животного.

Патологоанатомические изменения. При вскрытии павших животных характерные патологоанатомические изменения либо отсутствуют, либо слабо выражены. Отмечаем признаки истощения, может быть отек головного мозга.

При проведении гистологического исследования в головном и спинном мозге обнаруживают вакуолизацию нейронов, срез ткани мозга имеет вид губки (спонгиоз) и некоторые другие изменения, свойственные губкообразной энцефалопатии (гиперплазия и пролиферация астроцитов, формирование амилоидных бляшек).

Диагноз. Диагноз на ГЭ КРС ставится комплексно с учетом:

  • эпизоотологических данных;
  • характерных клинических признаков болезни;
  • патогистологических исследований.

Прижизненная лабораторная диагностика не разработана. Из-за отсутствия у животных иммунного ответа антитела при ГЭ КРС не вырабатываются, из-за чего серологическая диагностика не осуществима.

В лабораторию посылают головной мозг погибших или вынужденно убитых животных.

Основные методы исследования:

  • гистопатологический метод (обнаружение губчатого перерождения нейронов с образованием вакуолей, в основном в сером веществе продолговатого и среднего отделов мозга) ;
  • выявление скрепиподобных миофибрилл при негативном контрастировании (электронная микроскопия + гистология) ;
  • иммунногистохимические методы (определение прионного белка методом иммунноблот-тинга, метод флуоресцирующих зондов в иммуноблоттинге) ;
  • иммуноферментный метод;
  • биопроба на белых мышах при заражении их гомогенатом мозга;

Дифференциальная диагностика.

ГЭ КРС необходимо в первую очередь дифференцировать от следующих групп заболеваний:

  • болезней, проявляющихся нервными явлениями (бешенство, болезнь Ауески, листериоз, нервная форма инфекционного ринотрахеита, злокачественная катаральная горячка, энцефалиты различного происхождения);
  • неконтагиозные токсикоинфекции (столбняк, ботулизм);
  • метаболические заболевания (кетоз, гипокальцемия, гипомагнезия, пастбищная тетания и др.);
  • отравления (свинец, мышьяк, ртуть, ФОСы, карбаматы).

Иммунитет.

Иммунитет при ГЭ КРС не формируется.

Специфическая профилактика.

При ГЭ КРС не вырабатывается ни клеточного, ни гуморального иммунитета, поэтому до сегодняшнего дня в мире не создано никакой вакцины. В этом направлении проводятся исследования.

Лечение.

Лечение неэффективно, так как оно начинается при появлении клинических признаков, когда в головном мозге развились необратимые патоморфологические изменения. Прогноз при заболевании неблагоприятный.

Профилактика.

Основой профилактики для благополучных стран являются:

  • недопущение завоза из неблагополучных зон или стран племенного скота, мяса, консервов, субпродуктов и полуфабрикатов, мясокостной муки, спермы, эмбрионов, технического жира, кишечного сырья и других продуктов и кормов животного происхождения от жвачных;
  • тщательный контроль за закупками племенного скота и биологических тканей, особенно из неблагополучных стран;
  • запрет скармливания жвачным животным мясокостной и костной муки от крупного рогатого скота и овец;
  • запрет на использование кормов и кормовых добавок любого неизвестного происхождения;
  • тщательная диагностика при любом подозрительном случае и лабораторный мониторинг проб мозга убойного крупного рогатого скота, особенно от животных старше 3 лет.

Меры борьбы.

В неблагополучных странах запрещено добавлять животные белки в корм жвачным, биоткани — в рацион животных, использовать бычьи субпродукты в биологической и пищевой промышленности и так далее. Проводят диагностику ГЭ КРС больных животных и уничтожение туш.

Применяют жесткие методы стерилизации и дезинфекции.

Патологический материал, посуду, инструменты, спецодежду обеззараживают одним из следующих методов: автоклавированием при избыточном давлении (134°С) не менее 20минут; выдерживанием в течение 12 часов в одном из растворов-4%-ном гидроксида натрия, 2%-ном гипохлорите натрия, 5%-ном хлорной извести; сжиганием в упакованном виде одноразового инструментария и посуды.

Проведение подобных строгих мер в Великобритании позволили в свое время резко снизить заболеваемость и оздоровить ряд районов страны от ГЭ КРС.

Источник: //vetvo.ru/gubkoobraznaya-encefalopatiya-krupnogo-rogatogo-skota.html

Губчатая энцефалопатия: прионы и вирусы в одной упряжке

Губчатые  энцефалопатии

У человека много врагов, но самые опасные и беспощадные из них столь малы, что их невооруженным глазом не видно. Это патогенные микроорганизмы. О болезнетворных бактериях, простейших и вирусах знает каждый.

И о том, что столь же опасными для здоровья и даже жизни человека могут быть грибковые инфекции – микозы, – тоже слышали, наверное, очень многие, тем более, что бактерии, вирусы и грибы как возбудители болезней известны уже очень давно.

Однако есть совершенно особый, чрезвычайно необычный класс патогенов, о самом существовании которого еще каких-нибудь два десятка лет назад никто даже и не подозревал.

Речь идет о прионах – аномальных инфекционных белках, за открытие которых американец Стэнли Прузинер (Stanley Prusiner) в 1997 году удостоился нобелевской премии.

Прионы вызывают у животных и у человека тяжелые, на сегодняшний день неизлечимые заболевания центральной нервной системы – губчатую энцефалопатию.

Коровье бешенство у крупного рогатого скота, скрейпи у овец и коз, ряд сходных болезней у кошек и грызунов, а также куру и синдром Кройцфельдта-Якоба у человека – все это хоть и различные, но близкие нейродегенеративные заболевания, вызываемые прионами.

“Медленные вирусы” оказались патогенными белками

Долгое время считалось, что возбудителями этих недугов являются вирусы, а поскольку срок инкубационного периода таких заболеваний исчисляется годами, то эти гипотетические вирусы называли медленными. Но у “медленных вирусов” были и другие особенности.

Так, если обычные вирусные инфекции вызывают иммунный ответ организма (воспалительный процесс, повышение температуры, выработку антител и интерферона), то на “медленные вирусы” организм так не реагировал.

Кроме того, все известные вирусы состоят из нуклеиновой кислоты (ДНК или РНК), заключенной в белковую оболочку, а разрушить нуклеиновую кислоту и тем самым инактивировать вирусы можно кипячением, воздействием формальдегида, ультрафиолетового или ионизирующего излучения, но в борьбе против “медленных вирусов” все эти средства оказались неэффективными. И, наконец, обычные вирусы, хоть и крайне малы, все же видны в электронный микроскоп. Но ни выделить, ни хотя бы разглядеть “медленные вирусы” ученые так и не смогли. Вместо этого они обнаружили инфекционные белки.

Молекулы белка характеризуется первичной, вторичной, третичной, а иногда и четвертичной структурами. Первичная структура отражает последовательность аминокислотных остатков, из которых эта молекула состоит.

Вторичная структура – это конформация, способ скручивания молекулы в пространстве (например, спираль). Третичная структура – это пространственная конфигурация уже скрученной молекулы (скажем, та же спираль, но еще и изогнутая).

Ну, а четвертичная структура может образовываться за счет взаимодействия между молекулами, она свойственна лишь некоторым белкам, например, гемоглобину.

Изменение конформации делает белок патогенным и инфекционным

Каждый белок имеет свою неизменную структуру, по которой клетка его и идентифицирует. Белок с незнакомой клетке структурой является для нее чужеродным и подлежит инактивации.

Так вот, оказалось, что в организме всех млекопитающих, включая и человека, имеется определенная группа белков, способных существовать в двух формах – нормальной и аномальной.

Пока такой белок находится в нормальной форме (ее именуют альфа-конформацией), он хорошо растворяется в биологических жидкостях и способен выполнять свойственную ему функцию.

Пока, правда, ученые не знают, какую именно. Однако изредка этот белок по непонятной причине принимает аномальную форму – ее называют бета-конформацией. Такой “неправильный” белок и именуется прионом. То есть это собственный белок организма, вследствие изменения конформации обретший патогенные свойства.

Вообще-то и альфа-, и бета-конформация прионного белка – спираль, но в молекуле аномального белка примерно на 10 процентов меньше изогнутых участков, чем в молекуле белка нормального.

В результате аномальный белок образует нерастворимые агрегаты, лишь заполняющие клеточное пространство, но не выполняющие никаких функций.

Накапливаясь, эти вредные белки со временем разрушают нервную систему организма.

Но прионы – не только патогенные, но еще и инфекционные белки: сталкиваясь со своими нормальными двойниками, они переводят и их в свою конформацию, как бы заражают.

Точно так же прионы ведут себя и в чужом организме: попав в него, они могут вызывать появление бета-конформаций нормальных белков, кодируемых тем же геном, что и они сами. И процесс этот практически необратим.

Прионная инфекция активирует эндогенные ретровирусы

Многое в этой картине еще требует углубленных исследований, но сама по себе прионная природа губчатой энцефалопатии сомнений сегодня не вызывает. Не оспаривают ее и ученые Берлинского института по изучению животных в условиях зоопарков и дикой природы имени Лейбница.

Однако они полагают, что к развитию этого заболевания причастны и вирусы, но не те, что нападают на организм извне, а те, что в него уже интегрированы. Это так называемые эндогенные ретровирусы.

Внедряясь некогда в процессе эволюции в организм животного или человека, они навсегда оставались в составе ДНК его клеток и превратились в новый генетический элемент его генома.

Большинство таких включений не выполняют никаких функций – по крайней мере, науке эти функции неизвестны, – и образуют то, что нередко называют бесполезной, или мусорной ДНК.

Профессор Алекс Гринвуд (Alex Greenwood), американский вирусолог, работающий в берлинском Институте по изучению животных в условиях зоопарков и дикой природы, поясняет: “До десяти процентов наследственного материала млекопитающих приходятся на долю эндогенных ретровирусов.

Если иметь в виду, что собственно человеческие гены составляют лишь 2-3 процента генома, можно сказать, что все мы не столько люди, сколько вирусы”.

Проводя опыты на мышах, профессор Гринвуд и его коллеги обнаружили, что повышенная активность эндогенных ретровирусов в геноме вызывает симптомы, сходные с симптомами губчатой энцефалопатии. Чтобы проверить гипотезу о такой взаимосвязи, берлинские исследователи связались с сотрудниками Немецкого центра приматов в Геттингене.

Там в экспериментах на макаках изучают болезнь Кройцфельдта-Якоба. “Мы сравнили активность генов в головном мозге здоровых животных и животных, инфицированных прионами, – говорит профессор Гринвуд.

– И оказалось, что эта инфекция действительно вызывает повышенную активность тех участков генома, которые являются наследственным материалом некоторых эндогенных ретровирусов”.

Сегодня губчатая энцефалопатия считается неизлечимой, поскольку никаких средств борьбы с прионами у медиков нет. Но если ключевую роль в развитии этой болезни действительно играют эндогенные вирусы, это может изменить ситуацию, поскольку препараты, эффективно подавляющие ретровирусы, уже существуют.

Владимир Фрадкин
Редактор: Ефим Шуман

Источник: //www.dw.com/ru/%D0%B3%D1%83%D0%B1%D1%87%D0%B0%D1%82%D0%B0%D1%8F-%D1%8D%D0%BD%D1%86%D0%B5%D1%84%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D1%8B-%D0%B8-%D0%B2%D0%B8%D1%80%D1%83%D1%81%D1%8B-%D0%B2-%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D1%83%D0%BF%D1%80%D1%8F%D0%B6%D0%BA%D0%B5/a-15486006

«Коровье бешенство» у человека: губчатая энцефалопатия и что она из себя представляет

Губчатые  энцефалопатии

Трансмиссивные (передающиеся через зараженную кровь) губчатые энцефалопатии, также известные как прионнные заболевания, представляют собой группу прогрессивного и неизменно, со смертельного исходом, заболевания, которое влияют на мозг и нервную систему многих животных, в том числе и человека.

Расстройства вызывают постепенно ухудшающиеся нарушения функции головного мозга, в том числе изменения памяти, личности и проблемы с движением.

Возбудитель инфекции

Прионные заболевания вызывают мутацию гена PRNP, кодирующего нормальный прионный белок. Ген PRNP создает инструкции по формированию белка. В обычных условиях этот белок вовлечен в транспортировку меди в клетки организма. Также он проявляет участие в защите клеток мозга и помогают им нормально функционировать.

Структура PRNP-белка

Точечные мутации гена PRNP вызывают развитие ненормальных форм прионного белка, известных как PrP Sc. Этот ненормальный белок накапливается в тканях головного мозга и разрушает его нервные клетки, провоцируя признаки прионных заболеваний.

В большинстве случаев прионные заболевания единичны. Это значит, что они развиваются у людей без каких-либо известных факторов риска или генных мутаций. В редких случаях, прионные болезни также передаются при воздействии загрязненных прионами тканей или других биологических материалов от людей с прионными заболеваниями.

Семейные формы заболеваний передаются унаследованными мутациями в гене PRNP. Эти формы болезней наследуются по аутосомно-доминантному типу, что означает, что одной копии измененного гена в каждой ячейке достаточно, чтобы вызвать расстройство.

В большинстве случаев, человек наследует измененный ген от одного заболевшего родителя. У некоторых людей, наследственные формы прионной болезни вызываются новой мутацией в гене PRNP. Такие люди, не имея зараженных родителей, могут передать генетическое изменение своим детям.

Губчатая энцефалопатия

Согласно наиболее распространенной гипотезе, прионные заболевания передаются прионами, однако некоторые исследования свидетельствуют о причастности к инфекции бактерий спироплазмы.

Спектр перекрывающихся признаков и симптомов губчатой энцефалопатии у человека включает:

  • болезнь Крейтцфельдта-Якоба;
  • куру;
  • синдром Герштман-Штраусслер-Шейнкера;
  • фатальную семейную бессонницу;
  • вариабельно протеаз-чувствительную протинопатию.

Деформированные прионные белки передаются от человека к человеку.

Губчатая энцефалопатия представляет собой уникальные заболевание в том, что ее этиология может быть генетической, иметь спорадический характер, или инфекционный, передающийся пероральным путем через пищу и ятрогенные вещества (например, при процедуре переливания крови).

У крупного рогатого скота

Губчатая энцефалопатия крупного рогатого скота часто имеет спорадический характер и встречается без мутации прионного белка.

Наследственные губчатые энцефалопатии возникает у животных, несущих редкий мутантный прионовый аллель. Заражение происходит, когда здоровые животные потребляют испорченные ткани других животных, зараженных этим заболеванием.

В 1980-х и 1990-х годах возникла эпидемия коровьей губчатой энцефалопатии, известной как «коровье бешенство». Это вызвано тем, что скот кормили обработанными остатками другого крупного рогатого скота, что в настоящее время запрещено во многих странах.

У человека

Потребление людьми зараженного продукта крупного рогатого скота привело к вспышке вариантной формы болезни Крейтцфельдта-Якоба в 1990-х и 2000-х годах.

Прионы не могут передаваться по воздуху, через физический, или большинство других форм случайного контакта.

Тем не менее, они могут передаваться через контакт с инфицированной тканью, жидкостями тела, или через загрязненные медицинские инструменты.

Нормальные процедуры стерилизации, такие как кипячение или облучение, исключает возникновение губчатой энцефалопатии у человека.

Течение и симптомы болезни

Губчатая энцефалопатия развивается в следующие симптомы, вызванных дегенеративным состоянием нервной системы:

  • снижение способности контролировать движения;
  • психическое замешательство или состояние, при котором мыслительный процесс нарушен (деменция);
  • сложность общения с помощью речи;
  • неспособность наблюдения за движущимся объектом (окулярная дисметрия);
  • уменьшенные рефлексы нижних конечностей;
  • губчатая церебральная дегенерация;
  • положительный знак Бабинского;
  • изменение поведения человека;
  • изменения в памяти;
  • нарушение функции мозга.

Психические и физические способности больного по мере развития заболевания ухудшаются.

В коре его головного мозга появляются мириады крошечных отверстий, делая ткани похожими на губку (отсюда и возникло название губчатая энцефалопатия), что обнаруживается только под микроскопным исследованием при вскрытии.

Лабораторная диагностика

Диагноз заболевания обычно основывается на установлении его признаков и симптомов.

Заболевание имеет инкубационный период от нескольких месяцев до десятков лет, никак не проявляясь, даже если уже началось превращение нормального белка PrP в форму болезни.

В настоящее время ни одна клиническая процедура не может установить диагноз болезни, кроме его дифференцированной диагностики по внешним признакам.

Профилактика и лечение

Лечение заболевания основано на тяжести состояния больного. Лечение первичной причины энцефалопатии может быть полезным только в том случае, если это состояние не вызывает постоянного и необратимого повреждения мозга. На сегодняшний день существуют только пробные лабораторные исследования по выявлению вариантов лечения этой опасной болезни.

по теме

Прионы — это аномальные инфекционные белки, за открытие которых американец Стэнли Прузинер в 1997 году удостоился нобелевской премии:

Источник: //neuro-logia.ru/zabolevaniya/golova/encefalopatiya/gubchataya.html

Губчатая энцефалопатия у человека и крупного рогатого скота – основные характеристики заболевания

Губчатые  энцефалопатии

Трансмиссивные (передающиеся через зараженную кровь) губчатые энцефалопатии, также известные как прионнные заболевания, представляют собой группу прогрессивного и неизменно, со смертельного исходом, заболевания, которое влияют на мозг и нервную систему многих животных, в том числе и человека.

Расстройства вызывают постепенно ухудшающиеся нарушения функции головного мозга, в том числе изменения памяти, личности и проблемы с движением.

Общие сведения

Болезнь Крейцфельдта-Якоба может иметь длительный инкубационный период, но отрицательная динамика быстро нарастает с момента появления первых клинических симптомов.

Возбудителем выступает особый белок – прион, не имеющий ДНК, но способный изменять функции других клеток. Заболевание названо по фамилиям авторов, впервые описавших его симптомы в 1920-1921 гг.

Главным его проявлением было нарастающее слабоумие и высокий процент летальности.

Пути передачи:

  • донорский (при пересадке органов, переливании крови);
  • инфекционный (при попадании зараженной крови вследствие нарушения правил асептики и антисептики);
  • при поедании продуктов с высоким содержанием прионов;
  • наследственный.

БКЯ (болезнь Крейцфельда-Якоба, «коровье бешенство») относится к трансмиссивному виду, разрушает серое вещество ЦНС и приводит к гибели больного. В период с 1979-1998 гг. от нее умерли 4750 людей, среди них и актер Савелий Крамаров.

Формы прионной болезни: спорадическая, семейная, ятрогенная и новый вариант БКЯ (нвБКЯ). Все они отличаются высокой контагиозностью и смертностью. При участии двух последних могут возникать эпидемии.

Отличительные признаки инфекции:

  • длительный период от момента заражения до появления симптомов;
  • специфическое поражение органов;
  • наступление смерти в течение года.

Можно провести аналогию болезни с куру («смеющейся смертью»), обнаруженной у аборигенов Новой Гвинеи. Они поедали мозг своих умерших собратьев, что и способствовало заражению.

Патологическое отклонение выражалось в гибели клеток мозга, клинически выражающемся в деменции. При этом происходило накопление агрегированных белков и образование вакуоли, формирование губчатой структуры.

На сегодняшний день подтверждено сходство между этими заболеваниями не только в отношении клинической картины, но и по эпидемиологическим связям.

Инфекционный агент

Считается, что инфекционным агентом ГЭКРС является специфический тип неверно свернувшегося белка, называемый прион

. Подобные прионные белки распространяют болезнь между особями и вызывают деградацию мозга.

ГЭКРС является трансмиссивной губчатой энцефалопатией[4] Такие болезни могут возникать у животных, несущих аномальную аллель, которая вызывает искажение первоначально нормальных белков из альфа-спирального состояния в складчатый бета-лист, который является формой данного белка, вызывающей болезнь.

Передача агента может происходить, когда здоровое животное подвергается контакту с заражёнными тканями. В мозге данные белки вызывают деформацию обычного клеточного белка в инфекционное состояние, которое затем продолжает деформацию белков в прионы по цепной реакции.

Деформированные прионные белки образуют агрегаты белков, затем они объединяются в плотные плоские волокна и приводят к появлению микроскопических «дырок» в головном мозге, вырождению физических и умственных способностей, и в конечном итоге к гибели.[3]

Существуют различные гипотезы о происхождении прионовых белков у крупного рогатого скота. Две наиболее распространённые гипотезы: межвидовое заражение от овец (больных скрейпи, также известной как почесуха) и спонтанные появления прионных форм белка у крупного рогатого скота, происходящие в течение многих веков.[5] Похожие симптомы описывал ещё Публий Флавий Вегеций Ренат

в IV-V веках[6]. Британское правительство считает, что причина была не в скрейпи, как первоначально заявлялось, а в каком-то событии в 1970-х годах, которое невозможно точно определить.[7]

Исследования, опубликованные в PLoS Pathogens

(12 сентября 2008 г.) предполагают, что ГЭКРС вызывается мутацией гена
Prion Protein Gene
. В нем показано, что 10-летняя корова из Алабамы с атипичной формой ГЭКРС имела те же мутации прионных генов, что и обнаруженные у людей, страдающих от генетической формы болезни Крейцфельда-Якоба (gCJD).

Несмотря на возможность генетического происхождения болезни, существуют другие формы прионных заболеваний человека, как спорадические (sCJD), так и вызванные употреблением заражённой пищи.

Таким образом, потребление продуктов, изготовленных из больных животных, приводит к новому варианту болезни Крейцфельда-Якоба (nvCJD).[8]

Характеристики возбудителя

Патоморфология губчатой энцефалопатии человека выражается в поражении центральной нервной системы, где при отсутствии воспалительных процессов серое и белое вещество покрывается «дырками». Одновременно могут образовываться амилоидные бляшки, отмечается увеличение глиальных клеток. Именно поэтому группа этих инфекций называется спонгиоформными энцефалопатиями.

Особенности возбудителя:

Источник: //neuro-orto.ru/bolezni/encefalopatiya/gubchataya.html

Губчатая энцефалопатия у человека

Губчатые  энцефалопатии

Губчатая энцефалопатия (болезнь Крейцфельдта-Якоба) относится к прионным заболеваниям. Возбудитель представляет собой особый белок аномальной структуры без нуклеиновой кислоты. Опасность патологии в высокой смертности, механизм ее возникновения до конца не изучен. Эффективных методов лечения на данный момент нет.

Этиология

Различают две формы прионного белка – нормальную и патогенную. Первая содержится в организме человека и животных и участвует в процессах жизнедеятельности организма. Вторая обнаруживается у коров, оленей, лосей, норок и даже кошек.

Пик заболевания произошел в 1992 году, в результате гибели крупного рогатого скота случился кризис сельского хозяйства. В 1995 году от губчатой энцефалопатии начали гибнуть люди.

Отмечается, что болезнь Крейцфельдта-Якоба чаще (в 60-100 раз) встречается в Израиле, Словакии, Великобритании, где чаще мутирует нормальный ген.

Для спорадической формы БКЯ характерна спонтанность, ее признаки возникают у людей старше 50 лет. Клинически это выражается в кратковременных эпизодах потери памяти, перепадах настроения, угнетении. Постепенно больному становится трудно совершать обычные текущие движения и действия. Завершается болезнь нарушением функции зрения, галлюцинациями, замедлением речи.

Стадии заболевания:

  1. Продромальная – за несколько месяцев до появления первых клинических симптомов отмечаются вегетативные расстройства неврологического характера (астения, бессонница, расстройство внимания, снижение либидо).
  2. Инициальная – больного беспокоят головные боли, головокружение, парестезии, расстройства движений.
  3. Развернутая – паралич прогрессирует, отмечается ригидность мышц, дрожание рук и ног.
  4. Терминальная стадия – деменция прогрессирует до маразма, летальный исход.

От момента появления первых симптомов до гибели человека, в среднем, проходит 8-10 месяцев.

Пути передачи

Животные заражаются через корм с содержанием мяса больных овец.

Люди алиментарным путем или вследствие применения лекарственных препаратов на основе тканей зараженного скота, при использовании недостаточно обеззараженного хирургического инструмента.

В зоне риска, таким образом, находятся люди, нуждающиеся во введении препаратов из бычьей крови, инсулина, сыворотки животных, гемостатиков.

Риск заражения тем выше, чем ближе к головному мозгу имплантируется возбудитель. В таком случае длительность инкубационного периода сокращается до 15-20 месяцев.

Максимальный срок появления первых клинических симптомов от момента заражения составляет 30 лет. По медицинским данным, среди заболевших 1 случай был после пересадки печени, 4 в результате переливания крови, 1 после получения альбумина.

От человека к человеку возможно заражение при контакте со спинномозговой жидкостью больного.

Теоретически, один донор из 60 тыс. может быть заражен БКЯ. Но ученым достоверно неизвестно о пороге необходимой концентрации для активации возбудителя в новом организме. Кстати, молоко больных коров не содержит белок и может употребляться в пищу, в отличие от овечьего.

Патофизиология

После попадания в организм патогенный прион циркулирует в кровяном русле до того момента, пока не окажется на поверхности нейрона. Затем он изменяет структуру нормального белка на патологическую форму. Процесс слияния приводит к образованию бляшки и гибели клетки.

Повреждения нейронов провоцируют необратимые изменения ткани головного мозга. Диагноз устанавливается на основании характерных изменений, орган напоминает губку, покрываясь «дырочками».

Патогенное образование может быть обнаружено, в зависимости от формы заболевания, не только в головном мозге, но и в лимфоидной ткани, костном мозге и селезенке.

Болезнь не имеет видовых предпочтений, может возникнуть в раннем и пожилом возрасте (17-87 лет).

За несколько месяцев до появления симптомов болезни в 30% случаев могут возникать продромальные жалобы – головная боль, нарушение зрения, парестезия, головокружение. Еще до появления признаков слабоумия иногда возникает паралич конечностей.

Диагностике необходимо подвергать всех больных с быстро нарастающим слабоумием, сопровождающимся множеством неврологических симптомов. Среди инструментальных методов широкое применение находит магнитно-резонансная томография, способная демонстрировать нейрогенные изменения. На энцефалограмме также видны признаки нарушений головного мозга.

Клинически заболевание выражается в нарастающем слабоумии, потере памяти, подергиваниях мышц, подозрительности и депрессии. На последней стадии патологии присоединяется паралич конечностей.

Лечение и профилактика

Поскольку «коровье бешенство» до конца не изучено, лекарств от него нет. Одним из способов облегчения жизни больного является симптоматическая терапия.

Она заключается в назначении препаратов, замедляющих развитие прионов (иммуномодуляторы, Брефельдин, блокаторы кальциевых каналов). В тяжелых случаях врач выписывает наркотические препараты.

Исследование стволовых клеток продолжается, возможно скоро появится лекарство от неизлечимой нейродегенеративной патологии, ученые ведут разработки вакцины.

Но предупредить развитие болезни можно, уделяя должное внимание контролю качества мяса крупного рогатого скота. В странах Европы и США запрещены к употреблению их спинной и головной мозг.

В случае гибели животного от бешенства, его утилизируют и проводят санитарные мероприятия. Кроме того, в странах Великобритании с целью снижения риска заражения в медицине отдают предпочтение одноразовому медицинскому инструментарию.

Кровь жителей регионов, где были зафиксированы случаи смертельного заболевания, не принимается в качестве донорской.

Источник: //GolovaLab.ru/inye-zabolevaniya/entsefalopatiya/gubchataya.html

WikiMedSpravka.Ru
Добавить комментарий