Деонтология в онкологии

Этика и деонтология в онкологии

Деонтология в онкологии

Этика и деонтология в онкологии Марнаузова Е. К. , 311 группа

Учение о моральных нормах и правилах, которые определяют взаимоотношения людей. Впервые этот термин применил Аристотель, который понимал этику, как философию морального поведения людей. Этика

Учение о роли моральных основ в деятельности медицинских работников, об их высокогуманном отношении к человеку, как необходимому условию лечения. Медицинская этика

Портрет врача: «Должен иметь чистое сочувственное сердце, правдивый характер, спокойный темперамент, отличаться большой умеренностью и порядочностью , постоянным стремлением делать добро» . «Аюрведа» — V – VI вв. Исторические аспекты

В клятве Гиппократа четко сформулирован долг любого медицинского работника: «Честно и добросовестно служить больному человеку, в своих действиях воздерживаться от нанесения любого вида вреда и несправедливости» . Исторические аспекты

Отец медицины Этот древнегреческий врач жил в одно время с Периклом, Сократом и Платоном, он лично пытался излечить от безумия Демокрита — «смеющегося философа» . Родился Гиппократ на острове Кос в 460 году до нашей эры. Он был сыном врача, внуком врача. По некоторым источникам — он был восемнадцатым потомком бога медицины Асклепия.

Один из символов служения в медицине – горящая свеча. «Сгораю, чтобы светить» — Николас Ван Пульп, XVII в.

Принцип поведения врача (любого медицинского персонала). В общих чертах медицинская деонтология означает сведение распоряжений и запретов, соблюдение которых, в отличии от правовых норм, регулируется совестью медицинского работника. Деонтология

1. самоизлечения практически не бывает и выздоровление больного всецело зависит от компетенции врача; 2. страх населения перед злокачественными опухолями особенно велик; 3. распространено мнение о бесперспективности лечения; 4. в большинстве случаев даже при начальных стадиях заболевания врач не может быть уверен в полном излечении пациента. Проблемы деонтологии в онкологии

— Наладить контакт с пациентом, его близкими Успокоить пациента Подготовить психологически к процессу лечения Честно информировать о всех возможных последствиях лечения и болезни. Задачи врача

К вопросу рационального информирования пациента об истинном диагнозе следует подходить индивидуально. В каждом конкретном случае врач выбирает единственно правильную линию поведения.

Это определяется характером и стадией заболевания, психологическими особенностями больного, его возрастом, профессией, отношением к предлагаемым методам исследования и лечения, социальным окружением и социокультурной принадлежностью пациента, страны и сложившимися в ней нормами, традициями и установками лечебного учреждения, а также уровнем профессиональных знаний врача. Информирование пациента

В руки больного не должна попадать медицинская документация и данные, подтверждающие диагноз злокачественной опухоли. В присутствии пациента соблюдается осторожность при анализе рентгенограмм и результатов специальных исследований. Информирование пациента

В документах (справках, выписках из историй болезни), которые выдают на руки больному злокачественным новообразованием при выписке из стационара или при направлении на обследование и лечение, обычно указывается диагноз «органическое заболевание» желудка, кожи и т. д.

Этими же терминами пользуются при осмотре больных со студентами и на обходах, избегая таких слов, как «рак» , «саркома» , «метастаз» , «cancer» , «запущенная форма заболевания» , «III и IV стадии заболевания» , «неоперабельность» .

Так, при сборе анамнеза, уточнении наследственной предрасположенности вопросу «были ли злокачественные опухоли у ближайших родственников? » можно предпочесть вариант «чем болели или от какого заболевания умерли родители, другие родственники? » . Информирование пациента

//www.youtube.com/watch?v=FL9ILAC9-XA

При направлении больных с подозрением на злокачественную опухоль на консультацию в онкологический диспансер обычно объясняют, что консультация онколога необходима для исключения опухоли.

Больных, подлежащих специальной терапии, психологически готовят к мысли о возможности операции или лучевого лечения, не говоря, однако, об этом, как о бесспорном факте, так как из-за распространенности процесса или сопутствующей патологии лечение в специализированном учреждении может быть отвергнуто. Информирование пациента

— Страх перед лечением Молодые люди пугаются калечащих операций Многие считают заболевание неизлечимым и не хотят бороться за свою жизнь Многие хорошо себя чувствуют и не могут дать объективную оценку своему состоянию ОТКАЗ ОТ ЛЕЧЕНИЯ является одним из критериев оценки качества оказания медицинской помощи в конкретном лечебном учреждении. Причины отказа от лечения

Инкурабельных онкологических больных не существует. Больные с запущенными формами злокачественных опухолей подлежат симптоматическому или паллиативному лечению, осуществляемому врачами по месту жительства больного при согласовании с онкологами.

Тяжело больных, заведомо не подлежащих специальному противоопухолевому лечению, на консультацию не направляют.

Пациент воспринимает необходимость такой консультации как подтверждение диагноза злокачественной опухоли, а невозможность лечения в специализированном учреждении — как признак неизлечимости заболевания. Стереотипы

За исключением родственников и наиболее близких больному людей врач не имеет права разглашать сведения об онкологическом больном.

Оповещение знакомых и сослуживцев пациента обо всем, что его касается, нарушает закон о врачебной тайне.

Следует быть осторожным в отношении телефонных разговоров с родственниками, так как врачу неизвестно, кто находится на другом конце провода. В таких случаях предлагают личную встречу. Информирование родственников

Может ли специалист быть высококлассным врачом если он не соблюдает правила этики и деонтологии? Соблюдение этих правил в нашей стране часто не связывают с профессионализмом, их чаще соотносят с человечностью, тем самым отделяя понятие человеколюбия из определения профессионализма медицинского работника. Вывод, мой личный, философский…

Источник: //present5.com/etika-i-deontologiya-v-onkologii/

Этика и деонтология медсестры при онкологии

Деонтология в онкологии

Работа операционной является важным показателем деонтологически грамотного отношения к больному в данном лечебном учреждении. Перед операцией больной информируется об ее объеме, возможном (но не обязательном) удалении органа, конечности, наложении кишечной стомы и т.д.

Большого такта, культуры и умения требует от онкохирурга пояснение показаний к таким радикальным операциям, как например, мастэктомия, экстирпация прямой кишки и пр. В результате беседы больной дает информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство.

Доставлять больных в операционную необходимо после премедикации и в тот момент, когда для операции уже все приготовлено. Больной не должен видеть окровавленное белье и перевязочный материал. Все присутствующие в операционной должны соблюдать тишину и уважение к месту, где каждый день решается судьба людей.

Во время операции необходимо также беречь и психику оперирующих хирургов. Нельзя отвлекать их внимание и мешать работе разнообразными вопросами. Со стороны хирургов во время операции недопустимы проявления нервозности, раздражения, нетерпения, резкие движения, повышение голоса и грубость.

Услышанное больным неосторожно сказанное и непродуманное слово может стать для него источником ятрогенных заболеваний.

Такая ситуация в случае, если оперативное вмешательство выполнялось под наркозом, возможна в период пробуждения, когда больной может слышать и помнить разговоры, ведущиеся в операционной или послеоперационной палате. Об этом в особенности необходимо помнить при операциях под местной анестезией.

В послеоперационном периоде врач предупреждает больного о возможных последствиях операции и акцентирует внимание на методах их коррекции. При всей тяжести состояния пациента его необходимо поддерживать морально.

Если хирургическое вмешательство закончилось только ревизией из-за невозможности удаления опухопи, то все участники операции должны войти в соглашение о том, что и в какой форме в дальнейшем сказать больному, т.е. создать «деонтологическую легенду».

Об этом должны помнить и студенты при работе в клинике. Прежде чем ответить больному на вопрос о характере его заболевания и проводимом лечении, следует уточнить у преподавателя или лечащего врача версию, предложенную больному.

Средний медицинский персонал играет важную роль в создании хорошей атмосферы, как в поликлинике, так и в стационаре. Средний и младший медицинский персонал также информируется о том, в каких пределах можно вести разговоры с пациентом о его заболевании.

На вопрос больных о результатах операции или любых исследований медицинская сестра должна рекомендовать ему обратиться к врачу, но во всех случаях стараться ободрить больного и уверить его в возможности выздоровления.

Современная уточняющая диагностика позволяет выявить тонкие детали болезни, но. порой, заслоняет перед врачом больного как человека, как личность со всеми ее индивидуальными проявлениями. Как бывает досадно слышать от больного или его родственников о том, что его выписали после лечения, не поговорив с ним.

Надо помнить, что у больных, излеченных от рака, нередко наблюдается повышенная мнительность, чувство тревоги, подавленности; всякое нарушение самочувствия трактуется ими как возврат заболевания.

Врач обязан внимательно отнестись к предъявляемым жалобам, произвести тщательный осмотр, при необходимости использовать инструментальные методы исследования, чтобы не пропустить рецидив заболевания или появление метастазов и успокоить больного. Большую помощь в этом отношении оказывает благоприятная обстановка в семье.

Как и в любых лечебных учреждениях, в онкологической клинике должен быть создан доброжелательный рабочий психологический климат, являющийся одним из факторов успеха в работе. Это особенно важно при разборе протоколов запущенности, проведении клинико-анатомических конференций, при консультациях больных, направляемых из других лечебных учреждений.

Недопустимо указывать больному на недостатки обследования и лечения на предыдущих этапах, тем самым создавая свой ложный авторитет. Это дополнительно травмирует пациентов, вызывает ненужные переживания, а порой способствует появлению жалоб.

Необходимо исходить из того, что врачи, наблюдавшие больного на предыдущих этапах, допустили неточности в обследовании и лечении несознательно, нецеленаправленно, а в силу других обстоятельств. Ронять авторитет своего коллеги перед больным недостойно ни врача, ни человека.

В то же время необходимо в корректной форме указать такому врачу на недостатки, допущенные в обследовании и лечении пациента. Авторитет, построенный на нарушении этических норм взаимоотношений с коллегами, временный, это рано или поздно становится достоянием других врачей, что создает нездоровую обстановку.

Говоря словами знаменитого арабского врача Исаака Эль Израили: «Никогда не отзывайся дурно о других врачах, ибо каждый имеет свой счастливый и несчастливый час. Пусть прославляют тебя дела твои, а не язык!».

Линия поведения врача различна в зависимости от стадии заболевания и возможности излечимости больного. Наиболее сложной оказывается позиция врача у постели больного с поздней стадией онкологического заболевания.

Обсуждая проблему «врач и онкологический больной в поздней стадии онкологического заболевания», выдающийся онколог Б.Е. Петерсон [1976] подчеркивал, что необходимо исходить из принципа «каждому онкологическому больному вне зависимости от прогноза необходимо индивидуальное максимальное лечение».

Иными словами — больного раком в любой стадии заболевания необходимо лечить всеми доступными методами.

И только твердая уверенность в диагнозе поздней стадии заболевания и отчетливое ощущение врачом опасности необоснованного отказа от применения специальных методов лечения могут служить мотивом для прекращения противоопухолевой (но не симптоматической!) терапии. Таковы долг врача и требования гуманной морали.

1) полного выздоровления при терапии распространенных форм ряда новообразований (лимфомы, хорионэпителиомы, семиномы и др.); 2) значительного продления жизни или ликвидации тяжелых симптомов заболевания при специальном паллиативном и/или симптоматическом лечении.

Позиции этого принципа укрепляют современные возможности диагностики и лечения злокачественных опухолей.

Если запущенность процесса установлена после обследования и пробного лечения в стационаре, то пациенту сообщают о наличии какого-либо неонкологического заболевания, которое либо излечено, либо подлежит дальнейшему лечению по месту жительства.

В случае выявления рецидива или метастаза после проведенного радикального лечения или первичновыявленного запущенного опухолевого процесса, деонтопогически оправданный вариант объяснений выбирает наблюдающий больного онколог.

Участковый врач и районный онколог должны знать, на какую версию ориентирован больной, и придерживаться ее. Часто у таких больных появляются кроме страха за свою судьбу, ощущение заброшенности, ненужности, отрешенности.

В этой ситуации важно помнить о единственно правильной лечебной установке в отношении таких пациентов: инкурабельных онкологических больных в принципе не существует. С того момента, когда все средства специального лечения использованы, эффекта нет, и перед больным с запущенной формой рака встает перспектива смерти, на смену радикальной приходит паллиативная медицина.

В ее основе лежит забота о субъективном состоянии пациента, уход за ним, возможность взять под контроль все симптомы его болезни и в первую очередь боли, физические или психические.

//www..com/watch?v=sYOzS9MOqCI

Источник: //izlechi-psoriaz.ru/onkologiya/etika-deontologiya-medsestry-onkologii/

Особенности деонтологии среднего медицинского работника в онкологии (стр. 1 из 2)

Деонтология в онкологии

План

Введение

Глава 1. Охрана психики больного

Глава 2. Качества среднего медицинского работника

Глава 3. Деонтологические проблемы в онкологии

Заключение

Список литературы

Введение

Для выполнения своей работы я выбрал тему “Особенности деонтологии среднего медицинского работника в онкологии”, так как она показалась мне более интересной и актуальной. Даже в Древние времена вопросы медицинской деонтологии в онкологии представляли большую актуальность, которая также актуальна и по сей день.

Онкология является одним из актуальных вопросов здравоохранения. Ежегодно на земном шаре от рака умирает около 7 млн. человек, из них 0,3 млн. в России. Статистика каждый год меняется, но несомненным является высокая частота и летальность от рака.

В США и Европейских странах летальность от рака стоит на втором месте после сердечно-сосудистых заболеваний. В России по данным коллегии МЗ РФ за 2002 г летальность от рака стоит на третьем месте после сердечно-сосудистых заболеваний и травмы.

По частоте заболеваемости превалирует рак органов дыхания – 13,8%, кожи – 12,4%, желудка – 10,4%, молочной железы – 10,0%. Эта же частота отмечается и во всем мире. На основании приказа МЗ РФ № 270 от 12.09.

2001 г анализ заболеваемости и летальности при онкозаболеваниях в России, как и во всем мире, будет проводиться ежегодно, и исследоваться динамика за 5 лет с выяснением основных причин роста для разработки новых направлений профилактики или сдерживания заболеваемости [7]

Определение медицинской деонтологии в России впервые ввел выдающийся хирург-онколог академик Н.Н. Петров. Такими качествами, которые определяют медицинскую деонтологию, должен обладать каждый медицинский работник, это учение об общественном долге, морали, нормах нравственного поведения [2, С.4].

Целью моей работы является изучить, как должен вести себя средний медицинский работник при исполнении своих профессиональных обязанностей в онкологии.

Для осуществления этой цели нужно решить следующие задачи.

Рассмотреть, как должен средний медицинский работник использовать методы “психологического щажения” для того чтобы свести до минимума психическую травму.

Выяснить, какими качествами должен обладать средний медицинский персонал при исполнении своих обязанностей в онкологическом учреждении.

Показать, какие есть деонтологические проблемы в онкологии.

Глава 1. Охрана психики больного

Как правило, онкологические больные находятся под наблюдением медиков на протяжении всей оставшейся жизни. Это обстоятельство повышает для онкологических больных значение деонтологической культуры медицинского персонала.

Тактика “психологического щажения” онкологических больных должна соблюдаться с момента установления злокачественного заболевания [5, С.123].

В стационаре, в поликлинике и в домашних условиях при общении с больными необходимо категорически воздерживаться от употребления такого термина как “рак”, который у подавляющего числа больных ассоциирует со смертным приговором [6, С.358].

Вместо терминов “рак”, “метастаз”, “злокачественная опухоль” можно употреблять такие синонимы, как: предопухолевое заболевание, “твердая язва”, “болезнь Петрова”, бластома, которые маскируют истинное заболевание [5, С.123].

В работе врачей и среднего медицинского персонала при обслуживании и лечении больных злокачественными опухолями и предопухолевыми заболеваниями, как в условиях стационара, так и на дому имеют огромное значение “психологического щажения” больного злокачественной опухолью.

Нельзя забывать, что в онкологических учреждениях, в условиях поликлинического приема, в стационаре, в перевязочной, рентгеновском отделении и, наконец, в операционной психика больного подвергается значительной травме.

Создание условий, которые сведут до минимума психическую травму, является исключительно важной задачей не только для врачей, но и для всего среднего медицинского персонала [6, С.357-358].

Неумелая тактика “психологического щажения” может давать обратный эффект.

Это происходит в тех случаях, когда повышенное внимание, неуместная предупредительность, опека настораживают больного, дают пищу для дополнительных переживаний в связи с формирующимся мнением больного о собственной неполноценности, беспомощности. Пациент с онкологическим заболеванием должен чувствовать себя “как все”, возможно быстрее вовлекаться в активную деятельность.

Повышенную настороженность вызывает у больных кратковременность операции или отсутствие интенсивного лечения. Такие опасения должны быть развеяны убедительным объяснением. Желательно, чтобы больной, которому проведена паллиативная операция, не знал, сколько времени она длилась.

Не следует подчеркивать преимущества хирургического лечения и принижать возможности лучевой и лекарственной терапии.

“Учитывая особенности общения с онкологическими больными в отношении информации о болезни, необходима слаженная работа коллектива онкологических учреждений, исключающая возможность неправильных разговоров с больными со стороны среднего медицинского персонала или врачей, непосредственно не лечащих данного больного”, – считает один из ведущих советских онкологов академик Н.Н. Блохин. В этой связи следует напомнить, что медицинские сестры и фельдшера участковых поликлиник, станций скорой и неотложной помощи и других “неонкологических” учреждений должны знать и выполнять тактику “психологического щажения” пациента с раковой опухолью [6, C.359].

Учитывая неуклонное развитие специализации медицинской помощи, в том числе онкологической, как персонал, так и больные все чаше сталкиваются с необходимостью перевода больных в онкологические центры, больницы, диспансеры.

Это явление вызвано необходимостью концентрации сил, средств, современных научных достижений в интересах сегодняшних больных, а также интенсификации научных разработок, направленных на борьбу с коварным недугом. Больными такой перевод переживается особенно тягостно.

Медицинская сестра, обслуживая онкологического больного, должна чаще использовать в работе с больными термин “предопухолевое состояние”. Больному следует разъяснять, что современное направление диагностики и лечение опухолей предусматривают выявление и углубленное

изучение хронических заболеваний вообще, многие из которых могут озлокачествляться. Такое рассуждение, действует обычно успокоительно, хотя следует помнить, что сестра всегда должна касаться диагноза чрезвычайно деликатно, отвлеченно от конкретного больного, памятуя о том, что вопросы, когда, в какой мере и как сообщить больному истину о его состоянии, входят в компетенцию исключительно лечащего врача. Следует подчеркивать, что в учреждении, где находится пациент, лечатся множество неонкологических больных.

Особенного такта и умения требует от медицинских сестер уход за неоперабельными больными с распространенными опухолевыми процессами.

Интенсивное комплексное лечение должно проводиться до последних дней жизни больного, ибо, как справедливо отмечает Г.И.

Царегородцев (1968), “одна и та же болезненная ситуация в разное время может из безнадежной превратиться в контролируемую, в поддающуюся если не излечению, то некоторой стабилизации”.

Особенно следует коснуться проведения санитарно-просветительной работы на онкологические темы, в которой часто участвуют медицинские сестры.

В этой работе необходимо избегать двух крайностей: с одной стороны – излишнего прекраснодушия, недооценки сложности проблем, с другой – мрачной пессимистичной окраски информации, ненужного запугивания населения создающего у людей неверие в возможности современной медицины.

Устрашающий характер лекции, беседы способствует формированию у слушателей чувства безнадежности и может отвратить заболевшего от врача, подтолкнуть его в болото знахарства и суеверий.

При различных медикогенетических опросах и обследованиях родственников заболевшего раком необходимо деликатно освещать этот вопрос, чтобы не вызвать напрасной тревоги и боязни за судьбу потомства у родственников больного. В области онкологии деонтологические взаимодействия персонала и больных должны составить основу, базу всей системы помощи больным со злокачественным течением заболеваний [5, С.123-126].

Глава 2. Качества среднего медицинского работника

Высокая культура и опрятность, сердечность и заботливость, тактичность и внимательность, добросовестность, самообладание, выдержка и бескорыстие, подлинная человечность и гуманность – вот те черты и свойства, которые должны быть присущи среднему медицинскому работнику онкологического профиля. Только тот медработник может отвечать деонтологическим принципам, который работает по призванию и с увлечением, любит свое дело, привязан к нему, постоянно стремится к все большему совершенствованию в своей профессии.

Средний медицинский работник должен хорошо владеть искусством слова, в общении с больными и их родственниками соблюдать чувство меры и границы дозволенного. Он должна хорошо понимать, что такое врачебная тайна и психическая травма, с тем, чтобы неукоснительно соблюдать первое и не бать виновником второго.

Присутствуя во время беседы врача с больными, фиксируя задаваемые этими больными вопросы и ответы врача, хорошо уяснив себе тактику врача в отношении каждого больного, средний медработник должен быть верным помощником, повторять и дополнять врача, помогать ему в создании веры в излечимости болезни и укреплять надежду на выздоровление. Он должен прилагать всемерные усилия для создания обстановки доверия между врачом и больным. Если врач предлагает больному операцию и больной проявляет нерешительность или даже отказывается от нее, медработник, который ежедневно проводит с этим больным много часов, должен в удобное время доходчиво и убедительно разъяснить ему необходимость этой операции, заверить, что будет сделано решительно все, чтобы операция была успешной, сослаться на отдельные примеры, когда ныне здоровые люди перенесли ранее такую операцию.

Источник: //mirznanii.com/a/151155/osobennosti-deontologii-srednego-meditsinskogo-rabotnika-v-onkologii

Принципы деонтологии в онкологии

Деонтология в онкологии

Выделяют 2 принципиальных положения, определяющих тактику врача по отношению к онкологическому больному:

1) максимальная защита психики пациента;

2) каждый больной со злокачественной опухолью имеет право на лечение.

При работе с больными со злокачественными новообразованиями соблюдение этических и деонтологических принципов имеет особое значение. Это связано с тем, что на состояние этих пациентов болезнь оказывает особенно сильное психотравмирующее влияние.

По данным многих авторов, у преобладающего большинства онкологических больных выявляются признаки обсессивно-фобических и астенодепрессивных нарушений психики.

Это проявляется эмоциональной лабильностью, навязчивым страхом смерти, подавленностью и уходом в себя, преобладанием тревожно-мнительных черт, ощущением обреченности, безнадежности из-за своего заболевания, бесперспективности дальнейшей жизни, суицидальными мыслями.

Однако на практике эмоциональное состояние больного часто не берется в расчет, особенно молодыми врачами, что, несомненно, усугубляет не только психологический, но и соматический статус пациента.

Постарайтесь придерживаться следующих важных принципов общения, которые помогут вам достичь цели, не травмируя ни собственной психики, ни психики пациента.

1. Старайтесь не усугубить эмоциональную травму пациента, нанесенную болезнью.

2. Важно в каждом пациенте видеть прежде всего человека, личность. Не подавляйте его, не возвышайтесь над ним, будьте тоньше, интеллигентнее.

Помните, что легко ранить тяжелобольного грубостью и невниманием. «Этический кодекс российского врача» провозглашает: «Во всех случаях право пациента на физическую и психическую целостность личности неоспоримо, а посягательство на него недопустимо» (ст. 12).

3. Психические особенности, уровень интеллекта, характер и жизненный опыт пациентов разные (как, впрочем, у всех людей). Больной может иметь свое мнение. Его видение ситуации, скорее всего, отличается от вашего. Старайтесь понять, выразить уважение к точке зрения больного, деликатно поправить, не унизив чувство его достоинства. Умейте общаться с каждым.

4. Не забывайте, что рак воспринимается в сознании каждого как угроза жизни. Поэтому тяжелое известие резко и внезапно меняет представление человека о его будущем, вызывает разнообразные психические реакции – от «отрицания» до агрессии. Воспринимайте это как реакцию защиты, постарайтесь мягко перевести разговор в позитивное русло.

5. Не следует быть уверенным в том, что вы можете полностью понять и осознать чувства и мысли онкологического больного. Не осуждайте его, не стройте догматических суждений; мыслите позитивно.

6. Не убивайте надежду, но помните, что «ложный оптимизм» тоже убивает ее.

Уже начиная с периода первичного обследования онкологический больной может испытывать тяжелый эмоциональный стресс, проявляющийся признаками тревоги, страха, депрессии. В таком состоянии возможны различные варианты поведения, в том числе неадекватные реакции: отрицание болезни, отказ от лечения, вплоть до агрессивных или суицидальных настроений.

Однако даже при внешнем спокойствии пациент может испытывать страх при мысли о своей болезни, но старается это скрыть от окружающих. Скрытые негативные эмоции больного зачастую проходят мимо внимания неподготовленного врача. Его невнимательное и поверхностное отношение, а тем более высокомерие и грубость усугубляют переживания больного, ухудшают течение заболевания.

Поэтому уже при первичном обследовании квалифицированный врач старается установить доверительные отношения с пациентом, выразить уважение к его чувствам, выяснить причины тревог, смягчить стресс (или, по крайней мере, не усугубить его), психологически подготовить к предстоящему лечению путем внимательного сочувственного общения.

Постепенно онкологический больной психологически адаптируется к своему заболеванию. А.В. Гнездилов различает несколько стадий адаптации:

• психологический шок;

• «реакция отрицания» (неприятие болезни);

• агрессия (как ответ на «несправедливость судьбы»);

• депрессия (подавленное состояние);

• принятие болезни (успокоение, согласие с «неизбежностью судьбы», относительно гармоничное внутреннее состояние).

Чтобы пройти эти стадии, необходимо время, длительность такого периода индивидуальна (месяцы, годы). Это время для адаптации к новой реальности, условиям стационара, медперсоналу, болезни, предстоящему лечению, возможному уходу из жизни.

Поэтому этико-деонтологические принципы в онкологии заслуживают внимания любого врача, неизбежно встречающегося в своей практике с онкологическими больными.

В то же время многообразие возникающих ситуаций и личностей больных не позволяет привести подходящее к каждому случаю деонтологическое правило. Поэтому необходимо развивать в себе врачебную интуицию и навыки общения.

Важно умение слушать, улавливая настроение больного, мягко направлять разговор в нужное русло, отвечать на сложные вопросы (об истинном диагнозе и прогнозе заболевания), давая информацию, адекватную психологическому состоянию пациента. При этом недопустима необдуманная откровенность. По этому поводу П.

Дарнфорд в книге «Раздели этот путь» (2003) пишет: «Избавь меня от врача, который, стоя у меня в ногах, вдруг заявит: «Хотите знать правду?» – и конечно же я отвечу: «Да, хочу». Поделившись со мной этой правдой, они свалят всю ее тяжесть на мои уже без того ослабевшие плечи и уйдут с легким сердцем, оставляя меня молча страдать бессонными ночами.

Неужели нельзя было пройти через это вместе со мной, моим шагом, не спеша?»

Старайтесь создать у пациента состояние психологического комфорта и доверия к врачу и, независимо от стадии заболевания, поддерживайте уверенность в получении им помощи.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: //studopedia.ru/10_211609_printsipi-deontologii-v-onkologii.html

WikiMedSpravka.Ru
Добавить комментарий